Михаил Иванович Трепашкин - московский адвокат, бывший сотрудник КГБ и ФСБ. Эксперт Общественной Комиссии по расследованию взрывов домов в Москве и Волгодонске и событий в Рязани. Арестован 22 октября 2003 года, накануне заседания суда, где он планировал предъявить факты, которые могли дать основание утверждать о причастности спецслужб к организации взрывов жилых домов в сентябре 1999 года. Предлог для ареста - в его машине был обнаружен пистолет. Сам Трепашкин утверждает, что пистолет был подброшен. После незаконного задержания Трепашкин был помещен в пыточные условия: грязная камера 1,6х2 м, пытки голодом, холодом, лишением сна. 19 мая 2004 г. за незаконное хранение оружия и разглашение гостайны приговорен Московским окружным военным судом к 4 годам колонии-поселения, начиная с 1 декабря 2003 г. 4 ноября 2003 года бывшие политические узники, среди которых Елена Боннэр, Сергей Ковалев и Владимир Буковский, призвали Amnesty International признать Трепашкина политзаключенным.

ПОЛНЫЙ СПИСОК ЛИЦ И ОРГАНИЗАЦИЙ

Интернет-газета Гарри Каспарова

Вестник

Всероссийский гражданский конгресс

Либертарное движение СВОБОДНЫЕ РАДИКАЛЫ

Общественное объединение СУТЯЖНИК

Союз Правых Сил

Конституционное Соглашение

Пермское отделение международного общества & laquo;Мемориал»

Московская Хельсинкская группа

Общероссийское общественное движение ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

 МЕЛИХОВ.INFO - политический форум

16.01.08

Письмо Елене Санниковой

Уважаемая Елена!

Спасибо Вам за письмо, открытки, добрые слова и поддержку!.. Я очень-очень-очень благодарен всем, кто меня поддерживает, в том числе своими подписями на сайте, поздравлениями.

Ярлыки:

19.12.07

Михаил Трепашкин действительно предупреждал Литвиненко

В ноябре прошлого года в Лондоне был убит диссидент, автор нескольких книг, разоблачающих творимые нынешней российской властью беззакония – Александр Литвиненко. Недавно мне стал известен документ, помогающий пролить свет на предысторию этого преступления и его заказчиков.

Ярлыки: ,

08.12.07

КО МНЕ НЕЗАКОННО ПРИМЕНЕН «ПЕРСОНАЛЬНЫЙ» СПЕЦНАРЯД

«Персональный спецнаряд» – понятие, не предусмотренное федеральными законами России. Но в реальной жизни они используются по отношению к тем осужденным, которые попали в места лишения свободы по специально сфабрикованным делам, в том числе сварганенным по политическим мотивам.

Ярлыки:

21.11.07

Письмо Наталье Нелидовой

УВАЖАЕМАЯ НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА!

Спасибо Вам за бандероли, книги и журналы! Очень благодарен за оказанное мне внимание. Великолепное название у Вашей организации - "Гражданское содействие". И очень здорово, что Вы работаете по такой сфере.

Ярлыки:

14.11.07

М.И. Трепашкин: Информация по делу

7 ноября 2007 года рано утром мне единственному велели раздеться и с голым торсом выйти из камеры в коридор (как говорят, на «на продол») для осмотра, нет ли у меня следов побоев и синяков. Осматривала меня женщина в форме ФСИН РФ. Ее представили мне как врача.

Ярлыки:

02.10.07

Алло Алине Юрьевне

Уважаемая Алина Юрьевна! Ваше послание ко мне пропустили (что бывает редко). Огромнейшее спасибо Вам и Вашей организации за поддержку и добрые слова. Хотя после 7 месяцев удержания в полутёмной камере-одиночке мне очень тяжело писать из-за сильной слабости и общего физического состояния, я решил всё же написать Вам хотя бы тезисами, ибо то, что творится сейчас у нас в стране, особенно в системе ФСИН России, требует срочного изменения.

Ярлыки:

30.09.07

Соображения по поводу обвинения Павла Рягузова

Я не могу утверждать о виновности или невиновности в совершении каких-либо преступлений сотрудника оперативно-поискового подразделения (наружное наблюдение или наружная разведка) ФСБ РФ подполковника Рягузова. Однако хотелось бы заметить, что сотрудники этих подразделений нередко фигурировали, ещё в период моей службы в Управлении собственной безопасности ФСБ РФ, по оперативным делам в качестве пособников организованных преступных группировок г. Москвы, за деньги отслеживая бизнесменов (их места пребывания, адреса проживания, связи, наличие компромата и т.д.) и других жертв.

Ярлыки:

28.09.07

"ДУБЛЬ 10!"

СЛУЧАЙНО узнал, что по клевете депутата Госдумы России жириновца Абельцева С.Н. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и о том, что Л.А. Пономарёв, как Исполнительный директор ООД "За права человека", обжаловал такое незаконное решение, свидетельствуя о сокрытии преступления.

Ярлыки:

"Я УКОРЯЮ!.."

Я укоряю нынешнее российское общество, укоряю правозащитное движение России, укоряю средства массовой информации! Укоряю ваше бездушие, "самозащитный" индивидуализм, общественный пессимизм, трусость. Вы страшно далеки от человеческого общества XXI века. А уж демократии у вас - дай бог, чтобы набралось на конец XIX века. Напрашивается сравнение со стадом жирующих животных, молча лицезреющих, как хозяин забирает очередную жертву из загона на съедение...

Ярлыки:

26.09.07

Этапирование Трепашкина в Екатеринбург

Сегодня, 24 сентября 2007 года, меня ознакомили с определением Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда (судья Шурыгин) о моём этапировании из ФГУ ИК-13 г. Нижний Тагил в СИЗО-1 г. Екатеринбург.

Ярлыки: ,

19.09.07

"МОЁ ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ"

(Мнение о некоторых политических событиях в стране)

Как человек, 10 лет своей жизни отдавший делу спасения от разграбления и незаконного вывоза за границу старинных икон, складней, плакет и других предметов религиозного культа (несколько тысяч экземпляров), я приветствую решение Минкультуры РФ о передаче в ведение Русской Православной Церкви (РПЦ) из музеев страны икон и других предметов религиозной старины.

Ярлыки:

"ВСЕ, КТО ВИДЕЛ «САНТЕХНИКОВ», ПРИХОДИВШИХ КО МНЕ В КВАРТИРУ ПЕРЕД ОБЫСКОМ, УБИТЫ ИЛИ ИСЧЕЗЛИ"

В конце 2001 – начале 2002 годов ко мне зачастили сантехники. Нет, я их не вызывал. Они утверждали, что откуда-то течёт вода в квартиру, находившуюся под нашей, и поэтому им нужно было исследовать стояк и другие трубопроводы в нашей квартире. По тому, как они работали, я понял, что на сантехников эти люди совершенно не были похожи, а работали они непрофессионально. Подолгу копались, долбили пол в ванной, а сделать за несколько дней так ничего и не смогли.

Ярлыки:

14.09.07

Ответ М.И. Трепашкина Г. Резнику

УВАЖАЕМЫЙ ГЕНРИ МАРКОВИЧ !

Ваша телеграмма со словами поддержки меня как незаконно преследуемого адвоката – оживила угасающие надежды на то, что я не забыт адвокатским сообществом, о принадлежности к которому я гордился.

Ярлыки:

07.09.07

"Я ЧЕЛОВЕКОЛЮБ!"

Читаю иногда отзывы на правозащитном сайте в мою защиту и вижу, что есть лица, злобно обвиняющие меня в "чрезмерной любви к чеченцам". Я не удержался и решил написать о своём отношении к чеченцам и иным национальностям. В общем, заметки "по национальным отношениям".

Ярлыки:

"Я ВСТРЕЧАЛСЯ С ЦЕЧОЕВЫМ, ТРУП КОТОРОГО ОБНАРУЖЕН В ШКОЛЕ №1 ГОР. БЕСЛАНА"

Прочитал в "Новых Известиях" о том, что значительная часть боевиков, совершивших захват школы №1 в гор. Беслане в сентябре 2003 года, была перед этим посажена за различные преступления в исправительные колонии, но вдруг оказалась на свободе. И решил написать эту маленькую заметку.

Ярлыки:

ДЛЯ СВЕДЕНИЯ ЗАЩИТНИКОВ И ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

Уважаемая защита!

Власти так торопились возвратить меня из условно-досрочного освобождения, что нарушили очень серьёзно два положения федеральных законов (УК, УПК и УИК РФ).

Ярлыки:

РЕАЛЬНА ЛИ "ТРЕТЬЯ КАВКАЗСКАЯ КАМПАНИЯ"?

Уже шесть месяцев меня удерживают в одиночном камерном содержании, запрещая с кем-либо общаться. Даже соседнюю камеру удерживают пустой (и это при перенаселении всех СИЗО и ПФРСИ в области), чтобы каким-либо путём не установить связь. С другой стороны - тупиковая стена. Внизу - тоже пустая камера. Так боятся моих контактов с другими осуждёнными!?

Ярлыки:

«Защитнику Шаклеину В.А. намеревались подбросить наркотики»

Главному управлению ФСИН России по Свердловской области жуть не нравятся независимые правозащитики, не пляшущие под их дудку наподобие уполномоченного по правам человека в области Мерзляковой Т.Г. и ее приближенных. «Костью в горле « у них является правозащитник-шестидесятник, председатель совета координаторов Уральского Межрегионального центра прав человека Владимир Андреевич Шаклеин.

Ярлыки:

01.09.07

Обращение М.И. Трепашкина к ПАН ГИ МУН

Уважаемый г-н Пан Ги Мун!

Обращаюсь к Вам как руководителю главнейшей в мире организации, определяющей правила отношений между людьми и наблюдающей за порядком человеческого общежития на нашей планете Земля с просьбой о реагировании на грубые нарушения прав человека в России и о помощи в освобождении меня из незаконного заключения, где я удерживаюсь в пыточных условиях уже более 3-х лет 7 месяцев, не совершив никакого преступления.

Ярлыки:

29.08.07

Письмо М.И. Трепашкина адвокату Е.Л. Липцер

Уважаемая Елена Львовна! Я сейчс нахожусь в таком физическом и психическом состоянии, а также в таких условиях, что к 4 сентября 2007 года не успеваю написать возражения. Мне нужно еще полторы недели.

Ярлыки:

09.08.07

М.И. Трепашкин: "В ожидании врача в борьбе за жизнь за сутки меняешься до неузнаваемости"

Только за последние 40 дней у меня было 2 сильнейших приступа (1 – в СИЗО-1 гор. Екатеринбурга и 1 – в камере №13 ПФРСИ ИК-13) из-за отсутствия лекарств. В обоих случаях сутки я в буквальном смысле слова боролся за жизнь.

Ярлыки:

19.07.07

М.Трепашкин: Возвращаясь к теме убийства Яндарбиева в Катаре

На тему внесудебной расправы - убийства Яндарбиева в Катаре общественно-опасным способом - подрывом его автомашины я писал немало. Правильно, что внесудебная расправа расценена была как уголовно-наказуемое преступление, ибо нарушено право человека на жизнь. К величайшему сожалению, не дана должная оценка тому, что право на жизнь нарушено государством на территории другого государства. И, кроме того, остаются безнаказанными действия тех должностных лиц России, которые дали указание совершить преступление - убийство!

Ярлыки:

10.07.07

Благодарность защитникам и правозащитникам

УВАЖАЕМЫМ ЗАЩИТНИКАМ И ПРАВОЗАЩИТНИКАМ

Вчера вечером, т.е. 2 июля 2007 года, меня перевели из камеры №5 спецпоста 38 (для особого режима) в камеру №419 (для общего режима).

Ярлыки:

«Марионетка военной прокуратуры оказался в неприятной ситуации из-за последних»

В ходе всего процесса по рассмотрению моих жалоб и ходатайства администрации ФГУ ИК-13 гор.Нижнего Тагила о замене мне режима колонии-поселения на общий в зале судебного заседания находился представитель военной прокуратуры Нижнетагильского гарнизона г-н Сабитов Алишер, кроме последнего заседания 9 марта 2007 года (по причинам, о которых я скажу чуть ниже).

Ярлыки:

09.07.07

ЧТО ПОЯСНИЛ НАЧАЛЬНИК СИЗО-1 ЕКАТЕРИНБУРГА БОГИНИЧ С.П. ПО ПОВОДУ ПРИМЕНЕНИЯ КО МНЕ НАРУЧНИКОВ?

3 июля 2007 года в СИЗО-1 гор. Екатеринбурга прибыли для проверки фактов, изложенных в заявлениях и жалобах моих защитников о нарушении условий моего содержания, заместитель прокурора гор. Екатеринбурга Медведев и один из помощников прокурора города по надзору за соблюдением законов в ИУ (исправительных учреждениях).

Ярлыки:

06.07.07

Благодарность правозащитникам и защитникам

Уважаемые правозащитники и защитники!

Сегодня меня перевели из камеры-одиночки в двухместную камеру №419, где я нахожусь вместе с ещё одним бывшим сотрудником ГИБДД (3 года общего режима).

Ярлыки:

02.07.07

"ОСУЖДЁН К ПОЖИЗНЕННОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ. В КАМЕРУ МЕНЕЕ ТРЁХ ЧЕЛОВЕК НЕ ВХОДИТЬ"

В блоке №38 (или Пост №38) СИЗО-1 гор. Екатеринбурга, где сейчас меня удерживают, на камерах висят таблички "Осуждён к пожизненному заключению. Менее трёх человек в камеру не входить". Вот такая публика сидит в моём окружении. Морально мне тяжело сидеть в таких условиях. Но реально сдвинуть процесс никто не сможет; я беспомощен против беспредела властей. Надеюсь, что процесс в Европейском суде по правам человека всё же состоится, и описанные мною обстоятельства давления на психику будут учтены.

Ярлыки:

"ПО ЗАКАЗУ ИЗ МОСКВЫ"

Не дождавшись необходимой реакции защитников и правозащитников на факт моего многомесячного одиночного содержания в камере ПФРСИ ФГУ ИК-13 и оказавшись в такой же противозаконной ситуации в СИЗО-1 гор. Екатеринбурга, во избежание ещё худших последствий, могущих отрицательно повлиять на судебный процесс в Свердловском областном суде и на подготовку к нему, я вынужден был подчиниться силе и написать заявление "задним числом" (27 июня ставил дату 22 июня), что согласен, в целях своей личной безопасности, содержаться в камере-одиночке.

Ярлыки:

ПЕРЕД ВЫБОРАМИ ПАТРУШЕВ Н.П. СТАЛ РАЗОБЛАЧАТЬ ПУТИНА В.В.

Последние заявления Директора Федеральной службы безопасности России Патрушева Николая Платоновича оборачиваются разоблачениями Президента России Путина Владимира Владимировича, что он водил дружбу и является протеже якобы агента спецслужбы Великобритании.

Ярлыки:

Михаил Трепашкин: «Информация для защитников и правозащитников»

Сегодня – 22 июня 2007 года ровно в 4 часа – меня увезли на «автозаке» из ФГУ ИК-13 к поезду «Соликамск – Екатеринбург» для посадки в «столыпинский» вагон и этапирования в СИЗО-1 гор. Екатеринбурга.

Ярлыки:

26.06.07

Комментарий Давида Кудыкова к письму Михаила Трепашкина

CHECHENPRESS | Аналитика

Письмо Михаила Трепашкина

Уважаемый господин Кудыков! Я искренне благодарен Вам за поддержку моей борьбы с Беззаконием и Беспределом, с преступлениями судей, превращенных в нынешней ФСБэшной России в административные органы власти Путина В. В.

Ярлыки: ,

13.06.07

Судья Тагилстроевского районного суда г. Нижний Тагил Ильютик Д.А. заявил о своём непризнании документов Организации Объединённых Наций

Ключевым вопросом на судебном заседании по замене мне режима колонии-поселения на более строгий - общий - режим было рассмотрение обстоятельств наложения на меня последних двух взысканий (3 и 15 суток ШИЗО соответственно) за то, что в ходе встреч с адвокатом Косик Л.Б. я подготовил (и передал ей на проверку, доработку и отправку) жалобы заместителю Генерального прокурора РФ Золотову Ю.М. и Председателю Верховного Суда РФ Лебедеву В.М. Адвокат Косик Л.Б. (не я лично) отправила мои письма (копию и проект) в указанные инстанции.

Ярлыки:

06.06.07

Свердловские судьи! Вы с законом или с заказом?


«Диктатура Закона – это единственный вид диктатуры, которой мы обязаны подчиняться».
(Владимир Путин, Президент России)

Я помню, что ещё в период учёбы в Высшей школе КГБ СССР нам неоднократно приводили примеры, что в США отпускали суды преступников после процесса, если в ходе расследования допускались недозволенные методы или нарушались иные нормы законов. Примеры принципиальности судей приводили для того, чтобы мы работали строго по законам. И тогда не будет ошибок!

Ярлыки: ,

03.06.07

Обращение Трепашкина к защитникам

Уважаемые защитники! Прошу обратить внимание на следующее:

1. Я почти 3 месяца нахожусь под стражей в нарушение части 2 ст. 256 УПК РФ. Отдельное постановление о заключении меня под стражу не выносилось, ведь решение о замене режима ещё не вступило в силу.

Ярлыки:

БЫЛ ЛИ КГБ СССР В 2001 ГОДУ ? (Или как преступно фабриковалось в отношении меня уголовное дело)

Уже более 3-х лет и 7 месяцев меня удерживают в местах лишения свободы по преступно сфабрикованным, а точнее просто придуманным преступлениям.

И я очень разочарован в пассивности правозащитников (о защитниках я вообще лучше помолчу), которые не используют всех возможных средств для моего освобождения хотя бы ради детей, столько лет растущих без отца. Обращался за помощью ко многим, но движения очень слабые.

Ярлыки:

24.05.07

Обращение к Саид-Эмину Ибрагимову

23.05.07г. | CHECHENPRESS | Отдел писем:

Уважаемый г-н Ибрагимов! Властями России я уже три с половиной года удерживаюсь в местах лишения свободы по придуманным преступлениям, которых вовсе не совершал. Четвертый год мои маленькие дети растут без отца и все спрашивают мать: «Когда придет наша папа?» (когда меня арестовали младшей было один год от роду). Все это время я нахожусь в режиме человека из фильма «Матрица», т.е. ищу выход из положения, обращаясь за помощью в различные инстанции, к депутатам и правозащитникам. Но добиться пересмотра преступно сфабрикованного делане могу до сих пор. За поиски правды мне все ужесточают и ужесточают режим. Сейчас я помещен в условия тюремного режима, который назначается людям, совершившим особо тяжкие преступления, и рецидивистам.

Ярлыки:

18.05.07

Обращение М.И. Трепашкина к Комиссару Совета Европы по правам человека

Уважаемый г-н Хаммербергер!

Уже 3 года 7 месяцев властями России я удерживаюсь в местах лишения свободы по политическим мотивам, не совершив никакого преступления.

Причина таких беззаконий в том, что с конца 2001 года я, будучи адвокатом Московской коллегии адвокатов «Межрегион», по адвокатскому соглашению стал защищать интересы потерпевших от взрыва в Москве в сентябре 1999 года.

Ярлыки:

«А мы – чекисты, идём уверенно, ведёт нас маршал – ЛАВРЕНТИЙ БЕРИЯ»

Об этой песне я впервые услышал от преподавателя истории органов госбезопасности СССР Майданова Ивана Исааковича, когда учился в Высшей школе КГБ СССР.

Он рассказывал, что когда-то жил в Белоруссии, где и родился, и с завистью наблюдал, в какой красивой форме, с упомянутой строевой песней вышагивали чекисты в начале 50-ых годов. А потом, вдруг, что-то случилось. В 1953 году, враз, исчезла песня, строй и форма. От неё резко начали избавляться. Почему?

Ярлыки:

17.05.07

ФСИН России решает вопросы финансирования и карьеры некоторых сотрудников за счёт судеб людей России

В публикации «Как стать героем» Лариса Володимерова удивляется некоторым заявлениям уполномоченного по правам человека в Свердловской области г-жи Мерзляковой. В частности: «Пытки, наличие концлагерей в её подчинении г-жа Мерзлякова объяснила плохим финансированием». И далее: «Мерзлякова полностью исключает из круга проблем карьерные устремления многих представителей системы ФСИН».

Ярлыки:

SOS ! ВРАЧИ-УБИЙЦЫ

Меня умышленно заслали в ФГУ ИК №13 города Нижнего Тагила, заведомо зная, что у меня инфекционно-аллергическая форма бронхиальной астмы. Здесь аллергия может быть на что угодно при суперплохой экологической обстановке.

Ярлыки:

Письмо М.И. Трепашкина Терри Девису

Уважаемый г-н Девис!

Уже 3 года 7 месяцев властями России по политическим мотивам, я удерживаюсь в местах лишения свободы, не совершив никакого преступления.

Моя ситуация отличается от ситуации с узниками Гуантанамо тем, что там задержанные удерживаются длительное время под стражей без предъявления обвинения, а мне обвинение предъявлено по придуманным преступлениям. Так, меня, адвоката и гражданского лица, в нарушение подсудности военный суд обвинил в разглашении полковнику ФСБ Шебалину В.В. в 2002 году сведений о планах ФСБ РФ, которые являются, якобы, государственной тайной Российской Федерации. Однако, ни в ходе суда, ни в последствии на обращения защитников и общественности не было обнаружено никаких планов. Обвинение оказалось явно придуманным.

Ярлыки:

16.05.07

Открытое письмо М.И. Трепашкина В.А. Шаклеину

Уважаемый Владимир Андреевич!

Я благодарен Вам за оказываемую мне помощь в связи с незаконным осуждением меня по ч.1 ст. 283 Уголовного кодекса Российской Федерации (разглашение сведений, составляющих государственную тайну РФ и за запрос Директору ФСБ РФ Патрушеву Н.П. с просьбой выслать копии моей подписки о не разглашении. Это ключевой вопрос моего обвинения.

Ярлыки:

15.05.07

ОМБУДСМЕН СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ МЕРЗЛЯКОВА Т.Г. САМА МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ЗА РЕШЕТКОЙ

В феврале 2006 г., когда администрация ФГУ ИК-13, по указке из Москвы, организовала против меня настоящую травлю, сфабриковала материалы о якобы совершенных мною нарушениях режима отбывания наказания и постоянно сажала меня в ледяные ШИЗО, Уполномоченный по правам человека в Свердловской области г-жа Мерзлякова, желая «пустить пыль в глаза» общественности и скрыть огромный творимый беспредел, сообщила всем местным СМИ, что я «оскорбил прокурора по надзору за исправительными учреждениями Олега Фирсова» и поэтому в ШИЗО попал законно.

Ярлыки: ,

14.05.07

К международным правозащитникам

ОБРАЩЕНИЕ

Уважаемые господа!

Помогите мне найти Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации!

Меня 3 года 7 месяцев удерживают в местах лишения свободы, подвергают пыткам, хотя я не совершил никакого преступления. От узников Гуантанамо меня отличает лишь то, что их длительное время удерживают под стражей без предъявления обвинения, а мне бандитским путём предъявили обвинение по придуманным преступлениям. Незаконность приговора не могут видеть лишь законченные идиоты!

Ярлыки:

28.04.07

Письмо Михаила Трепашкина Андре Глюксманну

Уважаемый господин Глюксманн! Я искренне благодарен Вам за поддержку в моей борьбе за честь и достоинство, за права человека с нынешними властями России. Зная о том, что Вы интересуетесь натурой Президента России Путина В.В., чтобы определить его политический путь, я давно собирался написать Вам.

Ярлыки:

Письмо Михаила Трепашкина В.К. Буковскому

Г-ну Буковскому В.К.

от Трепашкина Михаила Ивановича, адвоката, содержащегося в камере № 16 ПФРСИ ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила


Уважаемый Владимир Константинович! Всей той темой, о которой Вы описали в письме, я владею. Я именно об этом в суде и заявил представителю ФСБ РФ (по доверенности), начальнику отдела ДПУ ФСБ РФ Шелегу Василию Семёновичу.

Ярлыки:

20.04.07

М.И. Трепашкин: ОГРОМНЕЙШЕЕ ВСЕМ СПАСИБО!

10 и 11 апреля 2007 года мне принесли сразу десятки телеграмм, открыток, писем, поздравительных телеграмм от знакомых и ранее незнакомых лиц с Днём рождения!

Ярлыки:

06.04.07

Письмо Михаила Трепашкина своему адвокату

Адвокату Косик Любови Борисовне

от Трепашкина Михаила Ивановича,
содержащегося в камере № 13 ПФРСИ ФГУ ИК-13.

Уважаемая Любовь Борисовна!

Я передаю ответ по медицинской помощи. В принципе, я другого ответа и не предполагал увидеть. Ведь они же сразу сказали: "Вы прежде всего - администрация, а потом врачи!" Этим всё было сказано. Ещё только приехали сюда, а уже заявили, мол, мы никогда не дадим такого заключения, чтобы тебя отпустили по болезни. Почему я и сказал, что здесь у нас нет возможностей добиться объективного обследования! Поэтому, чтобы мне помочь, нужно добиться пересмотра дела хотя бы по одному эпизоду. А если взяться серьёзно, то это можно сделать! На тяп-ляп не получится.

Ярлыки:

Михаил Трепашкин об условиях содержания в ПФРСИ

Уважаемый Михаил Александрович!

"Какое-то время" (время, которое Михаил Трепашкин проведёт в ПФРСИ - Помещении, функционирующем в режиме следственного изолятора, - прим. ред.) - это минимум до середины июня 2007 года. Если дело пойдёт в обычном режиме. Завтра 26 марта, но ещё не получил решение суда. Если, предположим, завтра мне его вручат, то в суд моя кассационная жалоба уйдёт не ранее середины апреля. Соответственно, в Свердловский областной суд уйдёт в середине мая, а там ещё месяца полтора. Получается, что решение областного суда будет в конце июня - начале июля 2007 года, т.е. 4 месяца в тюремных условиях!

Ярлыки:

Я предал Родину?

Я предал Родину? | Аналитика | CHECHENPRESS:

Только Дауны с сифилисом мозгов могут заявлять о разглашении мною сведений, составляющих государственную тайну Российской Федерации, да ещё разглагольствовать об измене Родине, о предательстве.

Ярлыки: ,

03.04.07

Письмо Михаила Трепашкина

Я содержусь в камере размером 10,8 м2, с маленьким примерно 70х45 см, расположенное от пола на высоте примерно 190 см. На окошке 4 ряда решёток с ячейками 4х4 см и стёкла в раме. Естественное освещение не обеспечивает нормальный свет в камере, поэтому постоянно горит электричество. Как ни ложись лампа постоянно в глаза (как в ИВС). Радио включается по графику, но в нём лишь нудная музыка, новостей ни разу не слышал за 2 недели. Большая проблема из-за отсутствия информации, от мира отключён. Разумеется, телевизора нет.

Ярлыки:

Японское наказание

В Японии есть в системе уголовно-исполнительного права такой вид наказания, как помещение осуждённого на 20 суток под постоянное электрическое освещение. У нас в России люди годами удерживаются в камерах под постоянным круглосуточным электрическим освещением и это не считается дополнительным наказанием. Радуйтесь, говорят, что не в сплошной темноте.

Ярлыки:

20.03.07

Письмо Михаила Трепашкина Ларисе Володимеровой

Письмо Михаила Трепашкина | АНАЛИТИКА | CHECHENPRESS:

Уважаемая Лариса!

С учетом того, что мне удалось прочитать некоторые публикации с анализом показаний Гусака А.И. на меня и Литвиненко (жаль, что поздно), я хотел бы дать кое-какие комментарии.

Ярлыки: ,

16.03.07

Письмо Михаила Трепашкина В.Я. Альбрехту

Уважаемый Владимир Янович! С чувством огромной благодарности я принял Вашу премию за 2007 год и хочу сказать: "Большое спасибо за такую оценку моего правового противостояния (я не решаюсь сказать борьбы) тем силам власти нынешней России, которые творят произвол и не хотят признавать права человека. Тем, кто узурпировал власть в России, а в людях хотят видеть безропотных, трясущихся от страха перед ними бесправных и беззащитных холопов".

Ярлыки:

10.03.07

Письмо Михаила Трепашкина Елене Санниковой

Уважаемая Елена, здравствуйте!

Я получил Вашу книгу «Ее звали Мадина…» и статьи. Читается легко и чувственно. Побольше бы таких, пусть даже тонких (это, может, и к лучшему) книг. Может, тогда люди начнут смотреть на окружающий мир, на происходящие события, на бурно развивающуюся торговлю оружием другими глазами. Может, научатся анализировать, а не жить эмоциями, вызванными одурманивающим воздействием путинского ТВ. Это попытка встряхнуть людей, чтобы они поняли, что живут в XXI веке, в цивилизованном обществе, а не в эпоху средневекового передела земель, собственности и, как следствие, войны…

Ярлыки:

08.03.07

У ГЛАВНОЙ ВОЕННОЙ ПРОКУРАТУРЫ - ДЛИННЫЕ РУКИ

Ранее я уже писал своим защитникам, что Главная военная прокуратура пытается влиять на все процессы по моему делу в городе Нижнем Тагиле. И пока это ей успешно удается. Ведь Нижний Тагил напичкан военным производством, войсковыми частями и влияние военной прокуратуры здесь велико. Следует вспомнить, что прокурор Свердловской области П. П. Кукушкин пришел из военной прокуратуры.

Ярлыки:

28.02.07

О ЗАКУЛИСНОЙ СТОРОНЕ ГРОМКИХ ТЕРАКТОВ


(Письмо политзаключенного Михаила Трепашкина главному редактору газеты воронежского ДС "Крамола" Дмитрию Воробьевскому).


Здравствуйте, уважаемый г-н Воробьевский!

Приятно было получить Ваше письмо со словами поддержки с Воронежского края.Кроме того, приятно было узнать, что Вы не оставляете тему террористических актов путинского правления Россией. Я почему-то уже стал считать, что наш правитель задавил всех, кто поднимал эту тему, своей "антитеррористической истерией".

Ярлыки: ,

Письмо Трепашкина Патрушеву

Директору Федеральной службы безопасности
Российской Федерации
Патрушеву Н.П.


Господин Директор ФСБ РФ Патрушев! С 1995 года, т.е. с момента Вашего прихода в ФСБ РФ из Главного управления Администрации Президента России, Вы преследуете меня за принципиальный подход в борьбе с организованной преступностью, с коррупцией в органах госбезопасности.

Ярлыки:

27.02.07

Наказание без преступления

Координатору Общественного комитета
г-ну Кригеру М.А.

от Трепашкина Михаила Ивановича,
содержащегося в ФГУ ИК-13
гор. Нижнего Тагила


Уважаемый Михаил! Есть ли какая реакция Общественной палаты РФ на наше обращение?

Я предлагаю использовать по моему делу следующую тему: "Наказание без преступления!" Подходит на все 100.

Ярлыки:

26.02.07

"ПОЛОНИЕВЫЙ" ИСПУГ В ФГУ ИК-13

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

24 февраля я рано утром отправился по уже знакомому маршруту на свидание к политзаключенному Михаилу Трепашкину, отбывающему "наказание" в колонии ФГУ ИК-13. Сначала пешком до вокзала. Это минут 40 - 50. Затем три с половиной часа на электричке Екатеринбург-Нижний Тагил. Потом небольшая пробежка по магазинам: нужно купить продуктов для передачи. Наконец, минут 15 на трамвае, и я выхожу на остановке, расположенной прямо у ворот колонии ИК-13. Гляжу на часы. Время - больше 12 дня. А ведь в 5 утра из дома вышел!

Ярлыки: ,

25.02.07

Письмо Трепашкина Ольге Конской

Г-же Ольге Конской
От Трепашкина Михаила Ивановича
адвоката, незаконно осужденн6ого по сфабрикованным обвинениям и
содержащегося под охраной в ФГУ
ИК 13 гор Нижнего Тагила (Урал)


Уважаемая Ольга! Вы, наверное, обращали внимание на заявления Саши Литвиненко, что в ходе суда по подрывам домов в Москве, от участия в котором меня отстранили путем заключения под стражу, я намеревался предоставить дополнительные доказательства о причастности спецслужб к этим подрывам. Это действительно так.

Ярлыки:

02.02.07

Письмо Трепашкина Ларисе Володимеровой

Письмо Михаила Трепашкина | CHECHENPRESS:


Госпоже Володимеровой Ларисе

от Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, осуждённого по сфабрикованным
обвинениям к 4 годам колонии-поселения и
незаконно содержащегося под охраной в ФГУ ИК-13
города Нижнего Тагила



Уважаемая госпожа Володимерова! Огромнейшее спасибо Вам за поддержку и практическую помощь в моей борьбе с бандитизмом нынешних властей России. Я ничуть не преувеличиваю, когда веду речь о бандитизме. Возможно, что более правильно говорить о терроризме, но пока у меня масса доказательств их бандитизма.

Ярлыки: ,

15.01.07

Михаил Трепашкин: "Я осуждён за разглашение сведений другого государства"

Чтобы засадить меня за решётку по преступному заказу, судья Московского окружного военного суда Седов С.П. и судьи Военной коллегии Верховного Суда РФ (Шалякин, Хомчик, Петроченков) признали меня виновным в разглашении в августе 2001 года полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. сведений о том, что 3 (три) лица, не являвшиеся гражданами России, якобы сотрудничали более 20 лет назад на конфеденциальной основе с не российскими органами, осуществлявшими конрразведывательную и оперативно-розыскную деятельность.

Закон РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 года № 5485-1 защищает лишь государственную тайну Российской Федерации. Меня обвинили в разглашении сведений другого государства! Не Российской Федерации. Это явный правовой беспредел судей.

Статья 12 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" приводит полный перечень органов, наделённых правом проведения оперативно-розыскной деятельности на территории Российской Федерации. Однако в нём даже не упоминаются те органы, с которыми названные 3 лица якобы сотрудничали на конфиденциальной основе! По этой причине военные судьи умышленно, в целях вынесения заведомо неправосудного обвинительного приговора, не указали, с органами какого конкретно государства якобы сотрудничали упомянутые з человека. Не указали специально, чтобы любой гражданин, читающий приговор, предположил, что речь идёт об агентах спецслужб России. Тем не менее, это обстоятельство исследовалось в суде и Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ секретной почтой дало ответ, что сведений о принадлежности названных лиц к агентурному аппарату КГБ СССР либо ФСБ РФ не имеется!

Упоминающиеся в приговоре документы никогда по архивам России не проходили. Документы какого государства исследовались в суде? В приговоре не указали! Но явно не Российской Федерации.

Общеизвестно, что разглашение сведений, составляющий государственную тайну России, обязательно влечёт ущерб для государственной безопасности Российской Федерации (см. ст.2 Закона РФ "О государственной тайне"). В ходе судебного заседания было установлено, что ущерба для Российской Федерации я не причинил и не мог причинить. Уже этот факт говорит об отсутствии в моих деяниях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.283 УК РФ (разглашение сведений, составляющих государственную тайну).

Так чью же тайну защищали военные судьи?

В ходе предварительного следствия и суда так и не были установлены лица, сведения о которых я якобы разгласил полковнику ФСБ РФ Шебалину. Одного из них писали то под одной фамилией, то под другой. А точную не мог назвать никто!? Гражданами какого государства они являются? - Не установлено!

По Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации каждый обвиняемый в совершении преступления должен знать, в чём он обвиняется. А я 4-ый год сижу в тюрьме и зоне, но так и не могу узнать ни от судей Верховного Суда России, ни от Генеральной прокуратуры РФ, почему меня, гражданина России, осудили российские судьи за якобы разглашение сведений не российского государства?

(Хотелось бы услышать мнение юристов и учёных в сфере защиты государственной тайны России по изложенной проблеме).

М.И. Трепашкин
8 января 2007 года

Ярлыки:

07.01.07

Благодарности и поздравления

Искренне благодарен за поздравления с Новым 2007 годом:

- Боннэр Елене Георгиевне;
- Людмиле Михайловне Алексеевой;
- Пономарёву Льву Александровичу;
- Ганнушкиной Светлане;
- Самодурову Юрию;
- Григорию Пасько;
- отцу Глебу Якунину;
- Михаилу Кригеру;
- Шаклеину Владимиру Андреевичу;
- Шейнису Виктору;
- Назимовой Алле;
- сёстрам Литау;
- семье Ивановых и др.

Большое Вам спасибо! За поддержку и поздравления!

От души поздравляю с праздниками всех правозащитников и тех, кто солидарен со мной в борьбе с правовым беспределом, с нарушениями прав человека! Счастья Вам, благополучия, удачи в гуманных делах!

М.И. Трепашкин
1 января 2007 года

Ярлыки:

23.12.06

Пытки в колонии

Г-ну Кригеру Михаилу

от Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, незаконно осуждённого по
сфабрикованным обвинениям и содержащегося
в ФГУ ИК-13 гор. Нижнего Тагила


Обращение

Уважаемый г-н Кригер! Значительная часть проблем, с которой мне пришлось столкнуться в ФГУ ИК-13:

- попытки «садануть заточкой» по поручению оперов;
- использование психотропных средств;
- использование отравленной воды;
- «укатка» через ШИЗО;
- психологические опыты без разрешения осуждённых;
- использование администрацией «стукачей-лжедоносчиков» для преследования неугодных и т.д.

отражены в разделе «Трепашкин говорит…» на сайте правозащитника, независимого журналиста Кузнецова Сергея Владимировича svoboda.ural.ru.

Кстати, ни одна из затронутых там тем так и не доведена до логического конца. По каждой из названных тем есть ещё масса дополнительных материалов, свидетельств, документов и т.д.

В частности, ещё в декабре 2005 г. освободился бывший осуждённый Чернышов Сергей Михайлович, работавший когда-то в системе ФСИН России. Это его уговаривали неизвестные 2 человека в помещении оперотдела спровоцировать драку и садануть меня заточкой. Он встречался с Кузнецовым С.В. и готов был указанный факт огласить на пресс-конференции. Однако мероприятие не состоялось из-за финансовых затруднений для уплаты за аренду помещения для пресс-конференции. К величайшему сожалению, никто так и не записал показания Чернышова С.М., а этот изуверский приём был позже применён на Ходорковском М.Б. Я уверен, что по этой теме, если собрать воедино материалы по моей ситуации и ситуации с Ходорковским М.Б. может получиться хорошая правозащитная статья. Нельзя молчать по таким фактам, ибо палачи будут и дальше применять этот приём в дальнейшем над неугодными. Фамилии, которые я называю в своих обращениях, смело опубликовывайте, ибо они назывались в моих жалобах, звучали в прокурорских (формальных) проверках и факт возможного печатания их в СМИ я согласовал, возражений не было.

По использованию психотропных средств была проверка, факты подтвердились. Из числа осуждённых дали показания осуждённые Шудегов Анатолий и Голованов Игорь. Чтобы избежать ответственности, в документах МСЧ ФГУ ИК-13 «задним» числом записали, что я и Шудегов якобы обращались за помощью к врачу-психиатру. Это ложная информация, мы никогда не обращались за такой помощью. А записи они сделали по той причине, что я передал адвокату Косик Л.Б. часть выдаваемых лекарств (их мне дали якобы для купирования приступов бронхиальной астмы?!) и зомбическое состояние Шудегова А.А., который употребил 2 таблетки из тех, которые были выданы мне от астмы. В общем, тема тоже немаловажная. Частично она отражена на сайте Кузнецова, а дополнительные материалы я передавал адвокату Косик Л.Б.

Ещё одна тема, близкая к геноциду, это то, что к нам поступает отравленная вода, непригодная для питья даже после кипячения. От её длительного (неразборчиво – прим. ред.) и уже тогда ставилась цель – зэки не должны долго жит! И с тех пор эта цель неизменно присутствует в работе ФГУ ИК-13. А я здесь один из самых долгосидящих (дольше меня в 19 отряде не сидит ни один человек!)

В общем, я затронул очень важные темы по условиям содержания меня в ФГУ ИК-13 ГУ ФСИН РФ по Свердловской области (гор. Нижний Тагил), куда меня умышленно загнали по персональному спецнаряду (на пытки) власти России, в нарушение ст. 73 УПК РФ, а поэтому, если будете эти темы исследовать подробнее, я готов предоставить более подробные описания и дополнительные свидетельства. Неплохо было бы эти темы зарегистрировать в ООН у Cпециального докладчика по применению пыток, в Европейской Комиссии по правам человека и Комиссии по предотвращению пыток. В этом могли бы оказать помощь НПО «Международная Амнистия» и МКЮ.

С уважением,
М.И. Трепашкин

23 декабря 2006 г.


Ярлыки:

22.12.06

Михаил Трепашкин: "Я фактически объявлен вне закона"

Г-ну Кригеру Михаилу

от Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, содержащегося в ФГУ ИК-13


Обращение

Уважаемые члены общественного комитета, уважаемый г-н Кригер! Моё заказное политическое дело очень сильно подогревается властными силовыми структурами, я фактически объявлен вне закона, вне действия как российского законодательства, так и общепринятых норма международного права. И противостоять такому беспределу очень сложно. И даже опасно (на защитников тоже покушаются и морально давят, запугивают). Чтобы отработать практически действенный механизм защиты, необходимо установить тесную связь и использовать помощь влиятельных международных правозащитных организаций, структур Совета Европы и ООН. По моему делу, по моей ситуации установлено более 100 нарушений федеральных законов России, а также общепринятых норм международного права в области прав человека. Власти России категорически не хотят устранять эти нарушения, заявляя чаще всего, что я вру, и отрицая явное (что видно при любой проверке независимым человеком). Не выполняются даже решения судов, хотя и политизированных, но вынужденных признать наличие многих нарушений моих прав как человека. Я думаю, что устранения этих нарушений нужно добиваться через структуры Совета Европы и ООН, с которыми имеет хорошие контакты «Международная Амнистия» и поэтому может посодействовать в этом (в соответствии со своим уставом).

Неплохо было бы отдельным файлом сделать перечисления всех нарушений (подобно справочнику «Международной Амнистии»). И тогда можно было бы более эффективно добиваться их устранения не только по моему дело, но и в целом по стране, ибо они типичны. Просто по моему делу они почти все сконцентрированы для выполнения заказа – давить, пытать, уничтожать!

Тема номер 1 – это нарушение моих прав как адвоката. Доказательств тому, что меня посадили за колючую проволоку именно как адвоката и за адвокатскую деятельность много, и этот факт ни у кого не вызывает сомнений. Это общероссийская проблема, а моё дело – самый яркий пример. Для разрешения этой проблемы в российском обществе нужно:
а) установить контакты со Специальным докладчиком ООН по независимости судей и адвокатов и просить его о вмешательстве в ситуацию;
б) установить контакты с ЦНСА (Центром независимости судей и адвокатов) Международной комиссии юристов (г. Женева) и их просить о помощи.

Кстати, в обеих этих структурах имеются мои заявления, но их нужно расшевелить. Узнать, что им ещё нужно для более активных мер, принятия заявлений и т.п.

Узнать, какие ещё подобные структуры по защите прав адвокатов существуют и чем они могут помочь.

В общем, эта тема отдельного человека с перспективой выпуска брошюры.

Тема номер 2 – это нарушение подследственности и подсудности. Меня незаконно привлекли к уголовной ответственности по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.283 УК РФ военные следователи и судили военные судьи, хотя я на момент совершения вменяемых мне деяний был человеком гражданским, адвокатом!

Дело в том, что именно военные получили заказ на моё заведомо незаконное осуждение. Следуправление ФСБ РФ и следслужба УФСБ РФ по г. Москве и МО, которые по УПК РФ должны были проводить расследование, не рискнули пойти на такой явный беспредел, заявив, что в моих деяниях нет состава преступления!

По этой теме чётко нарушены военными статьи:
ч.4 ст.150 УПК РФ,
ч.3 п.1 ст.150 УПК РФ,
ч.2 п.2 ст.151 УПКРФ,
ч.4 ст.151 УПК РФ,
ч.7 ст.151 УПК РФ,
ч.6 ст.31 УПК РФ и другие.

Мне кажется, что вмешательство военных прокуроров и военных судей ради выполнения заказа (из мести продажных генералов, имеющих влияние на этих военных) – это тема отдельного заявления!?

С ув.,
М.И. Трепашкин

22.12.2006 г.

P.S. Извините за почерк, стиль и тезисное изложение – условия не позволяют даже спокойно писать.


Ярлыки:

20.12.06

Обращение к Михаилу Кригеру. Письма из Генпрокуратуры

Г-ну Кригеру Михаилу

от Трепашкина Михаила Ивановича,
незаконно осуждённого по сфабрикованным
обвинениям и содержащегося
в ФГУ ИК-13


Обращение

Уважаемый г-н Кригер! Как я писал ранее, уже четвёртый год я нахожусь в местах лишения свободы по грубо сфабрикованным обвинениям.

В частности, разглашение государственной тайны судейско-прокурорские военные твари вменили мне по одному-единственному ложному доносу агента УСБ ФСБ РФ полковника Шеболина В.В. о том, что он видел у меня 3 секретных документа КГБ СССР, а ещё 4 документа я якобы передал ему на хранение.

И сижу я за колючей проволокой по одному доносу Шеболина (сравните с 30-ми годами!?).

Поскольку военные в значительной степени стали определять нынешнюю беспредельно бандитскую политику путинской России, я обратился за помощью ко многим депутатам Государственной Думы ФС РФ, обратив их внимание на заказное, беспредельное правосудие по политическим мотивам.

Многие депутаты Госдумы обратились с запросами в Генеральную прокуратуру РФ. Однако их обманули, указав ложные сведения вместо истинного положения вещей. Такой обман Генпрокуратура России изложила на запросы следующих должностных лиц государства:

Бабурина С.Н.
Лаховой Е.Ф.
Кидаурова А.П.
Рыжкова В.
Смирновой
Харитонова Н.М.
Черенкова В.И.
Кунцова
Попова
(все из Госдумы РФ)

Фрадкова М.Е.
Лаптева П. и других.

Словно это были запросы и поручения не высших должностных лиц России, а жалобы зэков, которых прокуроры привыкли безнаказанно «футболить», поливать грязью как лгунов и сутяжников!?

Как я указал выше, одну из моих жалоб в Генеральную прокуратуру РФ поручил проверить депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Варенников В.И.

Ответ готовила начальник отдела управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Генпрокуратуры РФ А.И. Полякова.

Даже не проверив материалов уголовного дела, о фальсификации которых указывалось в жалобе, она со слов военных прокуроров записала, что разглашение, помимо Шебалина, подтверждают:

1. Свидетель Жучков А.Г.
2. Свидетель Сафонов К.Д.

Это чистая ложь!

Так как я намереваюсь добиться не просто пересмотра явно сфабрикованного уголовного дела и отмены приговора, но и привлечения виновных лиц Главной военной прокуратуры и военного суда к ответственности, то мне просто необходимо публично через СМИ показать, кто и как фабриковал дело. Как шаг по этому пути я прошу помочь в следующем:

а) через моих адвокатов Глушенкова Валерия Геннадьевича, Бровченко Сергея Васильевича срочно найти координаты Жучкова Анатолия Гавриловича и Сафонова Константина Даниловича или хотя бы одного из них (они знают друг друга). Адвокаты защищали меня по этому делу и могут быстро подыскать и записать координаты свидетелей из материалов уголовного дела в суде;
б) договориться о встрече с указанными свидетелями;
в) при встрече задать им хотя бы 2 вопроса:
1) знакомы ли они со мной и Шебалиным В.В.?
(Я уверен, что они оба его даже не видели ни разу в жизни);
2) давали ли они показания о разглашении мною тайны Шебалину В.В. в 2001-2002 гг.
(я не виделся до суда с Сафоновым К.Д. с 1984 г., а с Жучковым А.Г. с 1993 года).

Надо подумать, кто с ними встретится и как зафиксирует их ответы? Эти ответы затем будут направлены в различные инстанции и СМИ.

Кто такие Жучков и Сафонов? – Оба полковники КГБ СССР в прошлом, следователи. Жучков А.Г. является заслуженным юристом России, очень грамотный юрист, в том числе в сфере гостайны.

Величайшая просьба решить этот вопрос срочно. Если будут трудности с поиском свидетелей, то напишите по эл. Почте Косик Л.Б. и я найду другие пути их розыска.

С уважением,
М.И. Трепашкин

20 декабря 2006 года.

P.S. Жучков А.Г. ещё в период суда готов был оказать помощь в борьбе с фабрикацией.


ДОКУМЕНТЫ:


Начальнику ФГУ ИЗ-66/1
620070, г. Екатеринбург

Генеральная прокуратура
Российской Федерации
ул. Б. Дмитровка, 15а
Москва, Россия, ГСП-3, 125993


31.05.06 № 12-9396-05
На №

Прошу объявить Трепашкину Михаилу Ивановичу, что его жалоба, поступившая вместе с обращением депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Варенникова В.И., рассмотрена.

Уголовное дело проверялось.

Вина Трепашкина в совершении незаконных действий с боеприпасами подтверждена данными протокола обыска, показаниями свидетелей Затяговой, Агафонова, Семиютина П.А., результатами видеозаписи, заключением эксперта и другими материалами.

В разглашении государственной тайны осуждённый изобличается показаниями свидетелей Шебалина В.В., Жучкова А.Г., Сафонова К.Д., выводами судебных экспертиз, а также иными данными.

Все полученные доказательства всесторонне и полно исследованы в судебном заседании и признаны допустимыми.

Действиям Трепашкина дана правительственная юридическая оценка.

Наказание ему назначено с учётом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, конкретных обстоятельств дела и данных о личности.

Его доводы о непричастности к инкриминированным деяниям, а также о необходимости применения актов об амнистии проверены судами первой и кассационной инстанций и признаны несостоятельными по мотивам, изложенным в приговоре и определении.

Поскольку органами предварительного следствия Трепашкину предъявлялось обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями во время прохождения им военной службы в органах безопасности Российской Федерации, повлёкшем тяжкие последствия, уголовное дело обоснованно принято к производству и рассмотрено Московским окружным военным судом.

Вопреки утверждению заявителя в отношении него, как адвоката, соблюдён особый порядок судопроизводства, установленный главой 52 УПК РФ.

Несогласие Трепашкина с решением судьи, вынесшего обвинительный приговор, который не был отменён и вступил в законную силу, не является поводом для проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ и решения вопроса о возбуждении в отношении него уголовного дела.

Каких-либо сведений о наличии признаков преступления в действиях судьи автор жалобы не привёл.

В принесении надзорного представления по делу либо в возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств руководством Генеральной прокуратуры Российской Федерации отказано.

Начальник отдела управления по
обеспечению участия прокуроров
в рассмотрении уголовных дел судами
А.И.Полякова


АЕ № 196157


Получил 10.08.06 г.
Трепашкин



Начальнику ФГУ ИК-13

Свердловская область,
Г. Нижний Тагил

Генеральная прокуратура
Российской Федерации
ул. Б. Дмитровка, 15а
Москва, Россия, ГСП-3, 125993


13.10.2006 № 12-9396-05
На №

Прошу объявить Трепашкину Михаилу Ивановичу, что его жалоба рассмотрена.

Вина осуждённого в содеянном подтверждена совокупностью всесторонне и полно исследованных в ходе судебного следствия доказательств, признанных допустимыми.

Действия Трепашкина квалифицированы правильно, назначенное ему наказание не противоречит принципу справедливости.

Доводы заявителя о непричастности к преступлениям проверены судами первой и второй инстанций и опровергнуты по мотивам, изложенным в приговоре и кассационном определении.

Предыдущая жалоба осуждённого разрешена в соответствии с требованиями Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приёма граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации. Фамилии свидетелей приведены так, как указаны в копии приговора Московского окружного военного суда от 19 мая 2004 г.

В принесении надзорного представления по делу либо в возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств руководством Генеральной прокуратуры Российской Федерации отказано.

Согласно положениям ч.4 ст.406 УПК РФ постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в удовлетворении надзорной жалобы Трепашкин имел право обжаловать самостоятельно председателю указанного суда. В соответствии с ч.2 ст. 406 УПК РФ любое уголовное дело вправе истребовать только судья в пределах компетенции для разрешения надзорных жалобы или представления.

Органы прокуратуры такими полномочиями не наделены.

Приложение: на 5 л.

И.о. начальника управления по
Обеспечению участия прокуроров
В рассмотрении уголовных дел судами
П.В.Шишов


АЖ № 103832


Получил 13 ноября 2006 года
М.И. Трепашкин


Ярлыки:

15.12.06

Обращение к Михаилу Кригеру

Активисту Комитета антивоенных действий
г-ну Кригеру Михаилу

от Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката, незаконно осуждённого по
сфабрикованным обвинениям и содержащегося
в ФГУ ИК-13 города Нижнего Тагила


Обращение


Уважаемый господин Кригер! Я искренне благодарен за возобновление Общественного Комитета в мою защиту и хочу сказать лично Вам большое спасибо, что стали координатором этого Комитета. Долго ждал координаты для связи, переписки и до сих пор не могу их получить. Решил написать заранее, чтобы не терять время. Тем более, что возможности писать у меня очень ограничены.

О чём я хотел бы просить членов Общественного Комитета? – Акцентировать работу в следующих направлениях:

1. Меня власти России подвергли необоснованным преследованиям, незаконному привлечению к уголовной ответственности именно как адвоката и как представителя интересов потерпевших от подрыва домов в Москве в сентябре 1999 года!

На сей счёт есть масса доказательств, которые я передавал и своим защитникам, и в «Международную Амнистию». Были публикации в СМИ. Правда, в СМИ отразили, что меня преследуют «как адвоката Березовского». Это объясняется тем, что в оперативных документах ФСБ РФ, в переписке Главной военной прокуратуры было указано, будто я стал защищать интересы потерпевших Морозовой Т.А., Морозовой Е.А. и готовился заключать соглашение с Власовой Светланой и Рожковым А.В. по просьбе Березовского. Вот так я и стал «адвокатом Березовского». Отмечу сразу, что я никогда не заключал никаких адвокатских соглашений с Березовским Б.А., видел его примерно 6 раз в жизни. Но! Я был непродолжительное время «помощником депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ Березовского Бориса Абрамовича по работе в Государственной Думе». Я планировал работу над законопроектами, но Березовский быстро сложил дидактические полномочия и моя работа в Госдуме не состоялась.

ФСБ РФ, Главная военная прокуратура решили, что я – адвокат Березовского Б.А.

Кроме того, они знали, что я расследовал ранее дела по террористическим актам, раскрывал их быстро и доказательственно (достаточно упомянуть дело Очанесяна Дж., Симосяна П. и др., дело Царина И.П. и др.), поэтому мог без проблем установить, кто в действительности подорвал дома в Москве. А это всячески скрывали власти. Поэтому и было принято решение, чтобы меня любыми путями, вплоть до фабрикации уголовного дела и заключения под стражу, отстранить меня как адвоката от участия в процессе по обвинению Ю. Крымшамханова и А. Декиушева (неразборчиво – прим. ред.).

И сфабриковали. Сначала одно уголовное дело. А когда поняли, что оно дохленькое и развалится, то для подпорки подбросили пистолет в автомашину и закричали, что я готов убить Путина. Это и позволило заключить меня под стражу, отстранить от процесса по делу Крымшамханова и Декиушева, да ещё и осудить (под шумок) по первому, явно придуманному делу. Потом дело с подбросом пистолета прекратили. Кстати, безнаказанно для фальсификаторов. Но процесс по подрыву домов позади и я сижу по явно незаконному делу!?

Я прошу членов Общественного Комитета, наряду с другими мероприятиями, в срочном порядке обратиться в 3 инстанции:
1) в Адвокатскую Палату гор. Москвы;
2) в Федеральную Адвокатскую Палату РФ и
3) в Общественную палату Российской Федерации (Кучерене, Резнику, Мирзоеву), чтобы они тоже обратили внимание на фабрикацию в отношении меня как адвоката уголовного дела и приняли возможные меры.

Как конкретно было сфабриковано уголовное дело, я опишу чуть выше. А в обращениях к ним следует указывать следующие обстоятельства:
а) в отношении меня как адвоката и гражданского лица с нарушением подследственности уголовное дело по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.283 УК РФ расследовалось следователем Главной военной прокуратуры!
б) так как вменяемые мне деяния по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.283 УК РФ относились к периоду времени, когда я был адвокатом, то в соответствии с главой 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ первый заместитель Главного военного прокурора РФ генерал-лейтенант Пономаренко А.Г. обратился с ходатайством о даче согласия на привлечение меня как адвоката к уголовной ответственности по ч.1 ст.222 и ч.1 ст.283 УК РФ в Московский гарнизонный военный суд. 17 марта 2003 года суд отказал в ходатайстве отдельным постановлением и не дал соглашения. Тогда следователь Главной военной прокуратуры Владимиров В.Ю., в нарушение п.10 ч.1 ст.448 УПК РФ, без заключения суда и вместо прокурора 24 марта 2003 года сам привлёк меня в качестве обвиняемого, скрыв в постановлении, что я – адвокат, а указав лишь то, что я – бывший сотрудник ФСБ РФ. Я с 1997 года не служил в ФСБ РФ, вменяемые мне деяния не связаны с работой в органах госбезопасности (они совершены, как указано в приговоре, в период с 1998 г. по 2002 г.), но эта фикция помогла увести внимание несведующих людей на службу в ФСБ от адвокатской деятельности и основных причин преследования. И до сих пор СМИ в первую очередь ссылаются на эту дезинформацию по делу.

Меня незаконно привлекли к уголовной ответственности именно как адвоката! И при том по сфабрикованному делу.

Я просил бы, по возможности, лично встретиться с Резником Г.М., Кучереной Анатолием и поговорить с ними по теме защиты меня как адвоката.

И постараться СМИ сориентировать на истинную информацию, а не на уловки властей, придуманные для запудривания мозгов.

2. Для меня дико то, что я 4-ый год (с 22 октября 2003 года) удерживаюсь за колючей проволокой, а в прессе никто не осветил, а что же конкретно мне придумали власти, чтобы лишить свободы и организовать изоляцию от людей! Этого боятся власти, боятся те, кто фабриковал уголовное дело, ибо в их действиях явно содержатся признаки преступления. А умолчание в СМИ – им на руку!

Я очень прошу Вас помочь в широком освещении факта именно фабрикации моего уголовного дела. В частности:

а) все пишут, что я обвиняюсь в разглашении государственной тайны. Но когда возникает вопрос: А в чём состоит это «разглашение», пишут, что я якобы копировал в период службы в КГБ-ФСБ служебные документы, которые хранил у себя дома. Это не так. И в приговоре у меня ничего подобного нет! Всё обвинение меня в «разглашении государственной тайны» состоит из 2-х эпизодов:

- демонстрация мною как адвокатом в августе 2001 года полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В. 3-х документов с данными на 3-х бывших агентов КГБ СССР.

Однако, Управление регистрации и архивных фондов (УРАФ) ФСБ РФ на запрос суда секретной почтой ответило, что данных о принадлежности указанных 3-х лиц к агентурному аппарату КГБ СССР или ФСБ РФ не имеется! А «эксперты» из ФСБ РФ ответили в суде и записали в заключении, что даже если эти 3-и лица и были агентами КГБ СССР, то на момент моей службы в органах госбезопасности эти сведения гостайны не составляли!

Военные судьи по заказу вменили мне «фуфло»!!!

- разглашение тому же полковнику ФСБ РФ Шебалину В.В., служившему в секретном подразделении УРПО ФСБ РФ, в 2002 году сведений о планах ФСБ РФ.

Однако никаких планов ФСБ РФ в деле не имеется и не было.

Я как адвокат в 2002 году и не мог знать каких-либо планов ФСБ РФ, ибо с 1997 года не служил в ФСБ РФ.

Опять всё придумано!

Никакой гостайны я не разглашал, ибо с меня даже подписки о неразглашении гостайны России ни один орган Российской Федерации не отбирал. Я с такими сведениями, разглашение которых могло бы причинить ущерб безопасности Российской Федерации (см. ст.2 Закона РФ «О государственной тайне» 1993 г.). Я в УСБ РФ служил по контракту, где о допуске к гостайне ничего не указано ( в отличие от тех, кто работал с гостайной).

Всё придумано, чтобы завесой о государственной тайне засекретить дело и скрыть фабрикацию!

б) обвинение меня в незаконном приобретении и хранении боеприпасов, т.е. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст.222 УК РФ, тоже состоит из 2-х сфабрикованных эпизодов:

- хранение 18 патронов (которые мне были явно подброшены).

Причём, в деле нет ни одного доказательства о моей причастности к этим патронам.

Нет моих отпечатков пальцев на них либо отпечатков пальцев родных, знакомых!

Не опровергнута версия подброса, о чём показала даже понятая Затягова!

В нарушение ч.4 ст.14 и ч.4 ст.302 УПК РФ меня судят на одних предположениях: поскольку патроны оказались на моём рабочем столе (где я принимал массу клиентов и где я разрешал поработать с документами перед обыском Шебалину В.В.), значит они твои!?

Все доказательства защиты безмотивно отвергнуты, в том числе видеозапись, как сотрудники ФСБ РФ готовились подбросить мне оружие и боеприпасы!

- из-за отсутствия доказательств мне вменили даже эпизод, не образующий никакого состава преступления. Так, 3 мая 1999 года, являясь сотрудником правоохранительных органов (ФСИН РФ) и имея разрешение на ношение и хранение огнестрельного оружия, боеприпасов и спецсредств, в городе Брянске я забрал у детей (непосредственно у несовершеннолетнего Семеютина В.П.) один патрон и уничтожил его в безопасном месте. Как сотрудник правоохранительных органов я имел право и обязан был в целях безопасности забрать патрон у детей и имел право уничтожить его! Я не нарушил даже инструкции, не говоря уже о нарушении Закона!

Кроме того, даже если эти деяния и признать преступными, то они в отношении меня как награждённого в 1995 году медалью «За отвагу» были амнистированы не позднее 26 мая 2000 г. (см. подпункт «б» п.2 Постановления Госдумы №398-III ГД). Поэтому в соответствии со ст.5 и ст.113 УПК РСФСР по этому эпизоду запрещалось возбуждать уголовное дело (возбуждено 28 января 2002 года).

Вменение мне в вину эпизода от 3 мая 1999 года – это заведомо неправосудный приговор!

Всё изложенное мною укладывается в обещание надзирающего прокурора из ГВП Кондратькова В.Н., который ещё осенью 2002 года сказал мне, что в моих деяниях состава преступления нет, но меня всё равно осудят, ибо есть заказ от высокопоставленных лиц государства, поэтому руководители Главной военной прокуратуры договорились с Военной коллегией Верховного Суда РФ о моём осуждении по беспределу!?

После моего осуждения, куда бы я не писал жалобы и кто бы за меня не вступался, все жалобы и обращения неизменно оказывались на рассмотрении у тех, кто фабриковал уголовное дело: в Главной военной прокуратуре или в Военной коллегии Верховного Суда РФ.

В нарушение п.5 ст.403 и ч.4 ст.406 УПК РФ мои жалобы, адресованные в Президиум Верховного Суда РФ, Председателю Верховного Суда РФ, всегда оказываются в Верховной коллегии.

В нарушение ст.14 (2) Международного пакта о гражданских и политических правах и ст.2 Приложения 7 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод я оказался лишённым права на пересмотр уголовного дела судами вышестоящих инстанций. Права, гарантированного и Конституцией РФ.

Есть 3 пути, чтобы пробить заслон военных:

· получить заключения специалистов учёных-юристов, докторов юридических наук по незаконности приговора (хотя бы по эпизоду от 3 мая 1999 года, где незаконность вменения очевидна!);
· через центральные СМИ тиснут аналитическую статью, где продемонстрировать, как фабрикуются нынче заказные дела при участии судей, и как сложно добиться их пересмотра. В общем, чтобы текст статьи дошёл до внимания общественности, а главное – Генерального прокурора РФ и Председателя Верховного Суда РФ. Хорошо было бы в стиле Ю. Щекочихина поставить этим людям конкретные вопросы для ответов.

Великолепно было бы сослаться на доктрионные (неразборчиво – прим. ред.) заключения (см. вышестоящий пункт);

· от имени Общественного Комитета в соответствии со ст.126 Конституции России запросить Председателя Верховного Суда РФ, чтобы были даны разъяснения судебной практики касательно вменения мне амнистированного эпизода от 3 мая 1999 года и обвинения в разглашении гостайны при отсутствии подписки о неразглашении перед органами Российской Федерации.

И тогда можно будет добиться пересмотра, ибо сразу будет видна незаконность и заведомая абсурдность приговора.

3. Военные повлияли на руководство ФСИН РФ, чтобы в нарушение ст.73 УИК РФ они отправили меня за 2200 км от места проживания, лишив реальной возможности видеться с детьми и женой.

4. В нарушение ст.129 УПК РФ меня поместили не в колонию-поселение (как указано в приговоре суда), а на незаконно созданный «участок колонии-поселения», расположенный внутри ИК-13 общего режима. Здесь меня держат под охраной и лишают права на свидания даже с защитниками по делу!?

О других грубых нарушениях моих прав как человека я изложу дополнительно.

Очень прошу, чтобы в обращениях, письмах, публикациях были отражены изложенные выше нарушения.

Для меня сейчас важнее всего добиться пересмотра уголовного дела Президиумом Верховного Суда РФ или чтобы Генеральная прокуратура РФ направила представление о пересмотре преступно сфабрикованного уголовного дела!

С уважением,
М.И. Трепашкин

15 декабря 2006 года.


Ярлыки:

24.11.06

Письмо Трепашкина от 24 ноября 2006 г.

Нас душат, как щенков!

В 1998 году была большая статья в одной из центральных газет под названием «Нас передушат, как щенков». В ней сотрудник УРПО ФСБ РФ подполковник Литвиненко А.В. высказал свой прогноз после известной пресс-конференции сотрудников названного управления, состоявшейся 17 ноября 1998 года в «Интерфаксе», на которой он вместе с коллегами по службе полковником Шебалиным В.В. (человек в маске), майором Понькиным А.В., старшим лейтенантом Латышонком Константином и Щегловым Германом рассказали о том, как руководство ФСБ РФ поручало им похищения и убийства людей. В частности, они рассказали о трех случаях подготавливаемых по указанию бывшего директора ФСБ РФ Ковалева Н.Д. (ныне депутата Госдумы России), генералов Хохолькова, Макарычева и других преступлений:
1) убийства исполнительного секретаря СНГ Березовского Б.А.;
2) похищения в целях получения выкупа предпринимателя Джабраилова У.;
3) физического устранения меня (в то время я был начальником следственного отдела УФСНП РФ по Московской области).
Замечу, что, кроме присутствующих в «Интерфаксе» 5 (пяти) сотрудников УРПО ФСБ РФ, еще более 7 человек подтвердили факт подготавливаемого в отношении меня акта насилия, в том числе сотрудники ФСБ РФ подполковники Гусак, Скрябин, Ермолов, Круглов и другие.
Так как перед этим меня вызывали в Главную военную прокуратуру, где ознакомили с рядом документов о готовящемся против меня покушении, в том числе с заявлениями многих сотрудников ФСБ РФ в адрес руководителя Администрации Президента России, я согласился поучаствовать 17 ноября 1998 года в известной пресс-конференции в качестве предполагаемой жертвы покушения. К сожалению, меня в СМИ отнесли к сотрудникам ФСБ РФ, получившим заказ на физическое устранение Березовского. Это не соответствовало действительности и вызвало путаницу в публикациях, а также нехорошие последствия в моей дальнейшей судьбе.
У Литвиненко тогда спросили: как может сложиться ваша судьба с учетом таких громких разоблачений? Он ответил: если не будет хорошей поддержки, то преступные генералы-убийцы нас уволят, а затем нас передушат, как щенков!
Генеральская солидарность и большие деньги сделали свое дело. Кроме того, во власть резко вошли Путин В.В. и Патрушев Н.П. (прибывшие разновременно в ФСБ РФ из ГПУ Администрации Президента РФ), и нужно было крепить авторитет госбезопасности. Разоблачения мешали этому. Кто даст пилить свой трамплин? И всех причастных к пресс-конференции 17 ноября 1998 года стали душить, как щенков, мочить как неугодных.
Литвиненко А.В. сидел в СИЗО «Лефортово» и Бутырке, прошел через многие обвинения, а в результате 3 года 6 месяцев л/с условно по сомнительным деяниям и бегство в Лондон. И вот убит!
Все без исключения «разоблачители» были уволены из ФСБ РФ.
Осужден был Гусак А.И., и тоже к условной мере (наскребли, что могли сделать по заказу).
Продолжилась оперативная работа и по жертвам. Березовский вынужден был эмигрировать. Трофимов (бывший генерал ФСБ. — Ред. сайта) — убит в Москве (он послал в 1994 году Литвиненко разбираться с первым покушением на Березовского, в результате чего они подружились). Меня же заключили под стражу, и вот уже четвертый год я удерживаюсь в местах лишения свободы при особом режиме изоляции по сфабрикованному обвинению!
Повезло лишь бесхребетному трусу Шебалину В.В. Зная, что у него за плечами (в отличие от других участников пресс-конференции) ряд тяжких преступлений, и поняв, что Березовский не поможет ему стать генералом (на что он очень рассчитывал, когда стал одним из руководителей группы «разоблачителей»), Шебалин бросился в ноги к нечистоплотным сотрудникам ФСБ РФ и предложил выступать в качестве агента-провокатора УСБ ФСБ РФ и лжесвидетеля по Литвиненко и его окружению. Подлеца взяли! Шкуру свою он спас. И даже вошел в группу, разрабатывавшую схемы уничтожения как самого Литвиненко, так и его сторонников.

М.И. Трепашкин
24.11.2006

Смешно выглядит официально озвученная версия убийства Литвиненко А.В. за то, что он «часто появлялся в компании эмиссара чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева». Дело в том, что Литвиненко и Закаев в Англии поселены по соседству. Они — соседи! И как русскоязычные беженцы они общались между собой. Когда брали какое-либо интервью, просили дать комментарии по какому-либо событию, то представители СМИ, как правило, приглашали обоих «политбеженцев». Вот они вместе и появлялись. Это логичные и вполне объяснимые обстоятельства. А делать на это упор, как будто они были сообщниками, - не совсем верно. Если следовать такой версии, то в первую очередь должен был быть отравленным сам Закаев. Или не так?

М.И. Трепашкин
24.11.2006

Ярлыки:

23.11.06

Письмо Трепашкина от 23 ноября 2006 г.

«А враги мои живут и укрепляются, и умножаются ненавидящие меня безвинно; и воздающие мне злом за добро враждуют против меня за то, что я следую добру» (псалом Давида, 37).


Я очень сожалею, что правозащитники не придали должного внимания тому, о чем говорил Литвиненко А.В. еще в апреле 1998 года, когда он, будучи сотрудником УРПО ФСБ РФ и явно рискуя должностью, вместе со своими коллегами Гусаком А.И. и Понькиным А.В. дали разоблачительные интервью журналисту телевизионного канала ОРТ Доренко Сергею Леонидовичу о преступлениях руководителей ФСБ РФ, в том числе об убийствах, совершаемых руками как сотрудников ФСБ РФ, так и их агентуры.
Не было и должной реакции, когда подверглись беспрецедентным преследованиям участники скандально известной пресс-конференции в «Интерфаксе» 17 ноября 1998 года, на которой сотрудники того же УРПО ФСБ РФ Литвиненко А.В., Шебалин В.В., Латышонок К., Щеглов Г., Понькин А.В. рассказали о заказных убийствах и похищениях людей, совершаемых по указанию руководства ФСБ РФ — Ковалева Н.Д., Хохолькова Е.Г., генералов Макарычева, Овчинникова и других. Не поверили, что такое может быть? Все ограничилось общими фразами в СМИ с обеих сторон. Никто не остановился на анализе доказательственной конкретики. Она была у участников пресс-конференции, и ее не было у стороны властей-преступников. И все, как зомби, пошли по руслу, предложенному властями: не стоит шуметь вокруг разоблачений. А это властям и было нужно.
Потом — как следствие безнаказанности — последовали подрывы домов в сентябре 1999 года, «Норд-Ост» и ряд других кровавых преступлений, где вина спецслужб была очевидна. Почему-то все поверили в сказки о о раскрытии этих преступлений!
Может, смерть Литвиненко А.В., павшего жертвой безнаказанной мести, заставит наконец тех, кто занимается защитой прав человека, обратить внимание к конкретике происходящего? Ведь конкретика покажет ложь властей!
У меня на душе величайшая досада в связи со смертью Литвиненко А.В. Именно досада! Такая же досада, как и после убийства Политковской А.С. Сочувствие к ним у меня было почти 10 лет. А сейчас — досада от того, что дохленькое и неорганизованное правозащитное движение России не способно эффективно препятствовать ни политическим убийствам, ни защите лиц, преследуемых властями по политическим мотивам (видимо, следует читать: препятствовать преследованиям по политическим мотивам. — Ред. сайта), ни иным преступлениям высших должностных лиц государства против людей. Слабость из-за разобщенности, какие-то распри, часто боязнь — вот лишь несколько причин бездеятельности правозащитников.
Я был вместе с Литвиненко А.В. участником пресс-конференции 17 ноября 1998 года. Я уже не был сотрудником органов госбезопасности, я не был знаком до октября 1998 года с сотрудниками УРПО ФСБ РФ, выступившими на пресс-конференции. Я был приглашен как жертва готовящегося сотрудниками ФСБ РФ убийства за то, что еще ранее обращал внимание на совершаемые сотрудниками ФСБ РФ преступления с ведома руководства. За это меня уволили из ФСБ РФ, многократно организовывали покушения, в том числе и силами УРПО ФСБ РФ.
Убийцы сумели без препятствий погасить волну скандала! Правозащитники, хотя и имели какие-то сомненья, промолчали! И вот пошли жертвы! В том числе и разоблачители гибнут, и те, кто был объектом преступного посягательства (власти продолжали их убийства и преследования).
11 лет я чуть ли не в одиночку воюю с преступниками из числа высокопоставленных должностных лиц спецслужб против людей, жителей Москвы и России в целом, против детей. В октябре 2003 года был спокойно, безнаказанно и хладнокровно выполнен план ФСБ РФ, о котором Гусак, Литвиненко и Понькин рассказали ОРТ еще в апреле 1998 года — мне подбросили пистолет и патроны, чтобы заключить под стражу и «заткнуть рот». Меня держали в камере с химикатами — дустом, склоняли (видимо, следует читать: угрожали. — Ред. сайта) «садануть» заточкой, поместили в условия, постоянно вызывающие аллергию. И все ждут, сколько же я протяну. Ждут и палачи, и, что досадно, правозащитники. Ибо их реакция на явный беспредел очень слабая. В основном протестуют одиночки. Против преступного беззакония нет обращений в структуры Совета Европы и ООН. Я нахожусь на положении:
«Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои» (псалом 21).
И прошу о помощи, а она все не идет.
Я уже четвертый год содержусь в СИЗО, ИВС и зоне, не совершивши ничего противозаконного против людей. Все мои обвинения (видимо, следует читать: обвинения против меня. — Ред. сайта) придуманы! И это видно взглядом даже неюриста. Но четвертый год я не могу рассказать людям, за что я сижу за колючей проволокой, т.е. что мне придумали палачи! Даже защитники и правозащитники держат меня в какой-то информационной блокаде, очень выгодной властям, чтобы поливать меня грязью и прессовать в зоне. Если бы не было молчания, а через центральные СМИ было оглашено, за какие конкретные деяния преступники от власти упекли меня за решетку, то уголовное дело давно было бы пересмотрено.
Литвиненко, я — не последние в цепочке преследуемых. Молчите? Завтра в этой цепочке может оказаться любой из вас. Подумайте об этом. И, может быть, смерть Литвиненко заставит вас поверить в реальность того, о чем он говорил! Поверить и начать действовать более активно.
Литвиненко А.В. я предупреждал о создании еще в 2002 году группы по его уничтожению.
Еще ранее я описывал конкретную ситуацию об использовании в ФСБ РФ спецъядов для физического уничтожения людей. Уже в 1994 году некоторые из сотрудников ВКР выкрадывали эти яды с объектов разработки и пытались продать знакомым предпринимателям для устранения конкурентов. На этом и погорели, наткнувшись на агентуру ФСК РФ. Эти яды не оставляют следов в организме. Чаще всего отравленным констатируют при вскрытии сердечную недостаточность. Яд обычно аэрозолем либо кисточкой наносится на руль и дверные ручки автомобиля, в месте, где работает кондиционер, на телефонные трубки и т.д. В описанном мною случае было 10 видов ядов различного действия (через дыхательные пути, через кожу рук, через слизистую глаз и т.д.). Следы подобных ядов присутствуют в деле об убийстве Кивелиди, Щекочихина и других. Не исключено, что такие яды применены для убийства Литвиненко А.В.
Молчите. И вы будете следующими.

М.И. Трепашкин
23 ноября 2006 года

Ярлыки:

20.11.06

Письмо Трепашкина Литвиненко

Г-ну Литвиненко Александру Вальтеровичу

Уважаемый Александр Вальтерович! Я сочувствую Вам в связи с отравлением. И считаю, что частичной виной этому является бездействие по конкретным фактам готовившихся на Вас покушений. В частности, еще в августе 2002 года я сообщал о том, что у меня была встреча около станции метро «Китай-город» с бывшим сотрудником УРПО ФСБ РФ Шебалиным В.В. (по его просьбе). При этой встрече он заявил, что снова работает на УСБ ФСБ РФ (через Витвинова его взял на связь сотрудник УСБ Парамонов Д.А.), что создана «очень серьезная группа», которая будет «еб-шить всех, кто связан с Березовским и Литвиненко». Мне он сказал, что если я отойду от дела по взрывам домов и начну сотрудничать с этой группой, то меня «оставят в покое». Тогда же он попросил у меня данные на твоего отца и еще какого-то родственника (сейчас не помню), проживающих в Бирюлеве. Я ему тогда ответил, что вообще не перевариваю грязное насилие, а тем более убийства. Я четко понял, что твоих родных решили потихоньку убирать, маскируя факты убийства. Если они живы, то из-за того, что я факт этого преступного предложения сразу предал огласке. Вспомни, я тебе тоже об этом говорил, но реакции не последовало. А нужно было требовать расследования.
В ходе той беседы я сказал Шебалину В.В.: «Забудьте Литвиненко А.В.! Он в Лондоне. И хватит грязных дел по сведению личных счетов. Есть дела более важные для ФСБ РФ — в Москве появился задерживавшийся мною ранее полевой командир Салмана Радуева по прозвищу Абдул. Он специалист по террористическим операциям. Его в декабре 1995 года приказал отпустить Патрушев Н.П. Тогда он рванул в Турцию, но обещал собрать силы и вернуться, расстреляв меня, Гагаева и Шевченко. И вот он в Москве, его видел Евстигнеев Александр. Кроме того, от клиентов (подзащитных адвоката Трепашкина. — Ред. сайта) мне известно, что с мая 2002 года в Западном и Юго-Западном округах (Москвы. — Ред. сайта) появилось много вооруженных чеченцев, смело устраивающих «стрелки», безбоязненно приходя на них с оружием. Что-то готовится, и надо срочно работать в этом направлении, а не с Литвиненко сводить счеты!». Я тогда передал Шебалину (для ФСБ РФ) справки 1995-1996 г. со старыми местами проживания «Абдула» и его связей.
Но в ФСБ РФ не отреагировали. Грянули события в ДК на Дубровке («Норд-Ост»), повлекшие 130 смертей заложников. Эпизод встречи с Шебалиным и предупреждения о готовящемся террористическом акте мне вменен как разглашение государственной тайны, раскрывающее сведения о планах ФСБ РФ!
Как я понял, вопросы преследования Березовского Б.А. и Литвиненко А.В., а также их сторонников в России были поставлены властями на более важное место, чем предотвращение террористических актов в Москве. А может, «Норд-Ост» — это тоже часть планов ФСБ РФ?
А потом заместитель генерального прокурора РФ Колесников поднял пыльные события по контрактам с «Жигулями», чтобы зацепиться за Березовского. Меня по беспределу заперли в тюрьму и уже четвертый год удерживают в изоляции, за колючей проволокой. И спокойно (в спокойной обстановке «человеколюбивого» российского «правового» государства, каким его преподносят на международной арене) по отдельному плану решили добраться до Вас, Александр Вальтерович!
Если и далее Вы будете бросать лишь лозунги, а не описывать доказательственную конкретику, и молчать по изложенным фактам, то Вас уничтожат! Кстати, меня беспокоит, что и по моему делу организована какая-то информационная блокада. Я пишу много конкретного, но ничего не помещается не только в центральных СМИ, но даже на моих сайтах. Хотя в марте с.г. в ответ на мое обращение Березовский Б.А. обещал помочь с освещением в СМИ моего дела. Однако меня, наоборот, изолировали даже защитники и правозащитники!
Я не возражаю против опубликования этого письма в СМИ.

С уважением и сочувствием
М.И. Трепашкин
20 ноября 2006 года

P.S. Так как мои письма часто не доходят до адресата, то подтверди хотя бы одной строчкой факт получения этого письма.


Ярлыки:

15.03.05

Письмо из тюрьмы

Я поднял вопрос преступности в руководстве ФСБ

Многие корреспонденты, освещающие некоторые аспекты моего дела, не всегда могут доходчиво пояснить: почему именно я оказался под прессом властей и почему именно меня опасаются допустить к делу по взрывам домов в Москве в сентябре 1999 года? Что за конфликт был у меня с руководством ФСБ РФ в 1995 году, из-за которого я преследуюсь до сих пор?

Я хотел бы тезисно пояснить по этим вопросам.

1. До декабря 1995 года на протяжении длительного времени (в центральном аппарате КГБ СССР — ФСБ РФ я служил с 1984 года) я считался одним из лучших сотрудников, до 1993 года являлся ведущим следователем органов госбезопасности, занимался расследованием незаконной деятельности крупных международных контрабандных групп произведениями искусства, имел одни поощрения и награды.

С 1994 года я служил в отделе физической защиты Управления собственной безопасности ФСК РФ, которая в середине 1995 года реформировалась в ФСБ РФ. Отдел занимался защитой сотрудников Федеральной службы контрразведки, членов их семей, конфиденциальных источников (агентуры), а также свидетелей по уголовным делам и судей.

Наряду с этим приходилось вести работу по выявлению и пресечению опасных для общества преступлений.

Так, в апреле 1994 года мне было поручено обнаружить и пресечь деятельность опасной диверсионной (сейчас называется террористической) группы лиц, носящей международный масштаб и действующей прежде всего в России и Азербайджане. Я был назначен одним из руководителей операции по указанию начальника УСБ ФСР РФ генерал-майора Варламова В.И. В сравнительно короткий срок (чуть более 10 дней) почти все участники преступной группы были арестованы. Удалось предотвратить ряд взрывов в гор. Баку, в том числе в метро, а также на юге России и в Москве. Тайники со взрывчаткой изымались не только в Азербайджане, но также в Калининградской области, в Минеральных Водах, в Москве. Только в одной из квартир по Дмитровскому шоссе гор. Москвы было изъято столько пластита, что можно было снести не дом, а целый квартал в городе.

За реализацию данного дела в июне 1994 года я досрочно получил очередное звание "подполковник юстиции".

К сожалению, всех участников этой группы привлечь к ответственности не удалось, ибо к деятельности этой группы оказались причастными не только подполковник Управления по борьбе с терроризмом ФСК РФ Симонян Борис, но и ряд других высокопоставленных лиц ведомства. Замечу, что некоторые из них в 1997 году стали работать в руководстве печально-трагически известного УРПО ФСБ РФ.

В 1995 году из Администрации Президента России в ФСБ РФ на должность начальника УСБ ФСБ РФ прибыл Патрушев Н.П.

Летом 1995 года по его указанию я начал собирать информацию о деятельности в гор. Москве чеченской организованной преступной группировки (ОПГ) по сбору средств, направляемых на цели деятельности вооруженных экстремистов. Встреча только с четырьмя источниками дала столько интересной информации, что начальник отдела Балдин В.В. тут же наложил резолюцию (на подготовленной мною справке): "т. Трепашкину М.И. Приступайте к реализации. Создайте из сотрудников 1, 2 и 3 направлений следственно-оперативную группу. Трепашкин — старший..." и т.д.

Замечу, что справка — это многостраничный документ с перечнем конкретных фамилий действующих в гор. Москве полевых командиров, рядовых боевиков и их пособников, адреса их нахождения, телефоны, вербовочные пункты, методы их деятельности и т.д. и т.п. На ряд лиц поступили свидетельские показания о пытках и убийствах российских солдат в Чечне.

Я планировал всю эту информацию передать в РУОП на Шаболовку, но заниматься реализацией полученных материалов поручили мне. Почему? Потому что за спиной экстремистов, незаконно (путем рэкета, мошенничества и т.п.) собирающих деньги "для воюющих братьев в Чечне", оказалось немало сотрудников ФСБ РФ, прикрывающих преступные действия боевиков за деньги. А это уже сфера деятельности УСБ РФ.

В это же время по делу оперативного розыска (ДОР) "Братаны" мною была получена еще одна важная информация. Ряд сотрудников наружного наблюдения — ОПУ ФСБ РФ и их коллеги из УФСБ РФ по гор. Москве и Московской области за деньги:

— сопровождали контрабандные грузы по России;
— осуществляли наблюдение и сбор информации по предпринимателям по просьбам членов преступных группировок (из расчета 100 долларов США за 1 час наблюдения);
— приобретали и сбывали наркотические средства и даже участвовали в убийствах, фактически являясь членами т.н. "гольяновской" ОПГ.

В случае реализации этих материалов мог остро встать вопрос об ответственности начальника ОПУ ФСБ РФ Кузнецова, допустившего разгул преступности в подразделении. Разумеется, были приняты меры, чтобы уйти от ответственности, опорочив меня каким-либо ложным доносом.

В ноябре 1995 года группа полевых командиров Салмана Радуева, в которую входили "Турпа", "Абдул", "Иса" и "Герой" (фамилии были установлены позже), вторглись в коммерческий банк "Сольди" (всего было задействовано более 30 человек), избили его сотрудников, потребовав "полгода поработать на Чечню". А для закрепления "сотрудничества" потребовали собрать деньги в сумме более 1 млрд рублей и через 3 дня вручить их Бакаеву Ламину и Новикову Висруди ("Герой"). При получении этих денег с поличным вымогатели были задержаны. Вместе с ними в банк за деньгами прибыли и сотрудники милиции, и даже высокопоставленные офицеры Генштаба Министерства обороны РФ, прикрывавшие преступную деятельность боевиков. Было установлено также, что в получении информации о финансовой деятельности банка "Сольди" боевикам оказывали помощь некоторые сотрудники ФСБ РФ, в офисе банка была изъята их штатная радиозакладка с инвентарным номером. Прошла информация, что и какую-то часть денег Новиков Висруди обещал передать сотрудникам ФСБ РФ.

Задержанные в банке "Сольди" вымогатели начали давать показания о других преступлениях:

— о ряде убийств в Москве и Московской области;
— о создании в Москве складов с оружием, в частности, в районе станции "Загорянка";
— о подделке паспортов и иных документов;
— о вымогательстве и иных преступлениях.

Наибольшей жестокостью (по этой информации) отличался полевой командир "Абдул", или "Абдул-кровавый". Были конкретные показания свидетелей об издевательствах над солдатами в Чечне, где они часто проводили боевые операции с оружием в руках (после чего снова приезжали в Москву). Накурившись наркотиков, они рассказывали сотруднику одного из банков Лернеру А.Я. о том, как в начале 1995 года в подвале одного из домов г. Грозного они с живого солдата срезали куски мяса.

Появились данные, что полевой командир "Турпал" занимался закупкой в гор. Электрогорске оружия и боеприпасов и нелегальной переправкой этого оружия в Чечню через Ингушетию. Помогали ему сотрудники Генштаба за взятки и долю в доходе.

"Иса" занимался вербовкой снайперов в Литве. Были изъяты даже номера телефонов вербовочных центров.

В общем, как из рога изобилия потекла интересная для органов безопасности информация. Следственный отдел РУВД № 3 возбудил уголовное дело. Однако криминальные связи задержанных нашли выход на руководство ФСБ РФ и начальника УСБ ФСБ РФ Патрушева Н.П. И они смогли договориться с ним. Несмотря на письмо Рушайло В.Б. от имени РУОП ГУВД гор. Москвы в адрес ФСБ РФ, чтобы меня поощрили за удачно проведенную операцию и полученные результаты, Патрушев Н.П. отдал распоряжение прекратить работу по линии чеченского экстремизма в Москве. Вместо поощрения по приказу Патрушева Н.П. было начато в отношении меня и других участников операции служебное разбирательство за якобы злоупотребление служебным положением при задержании боевиков. Почти всех задержанных распорядились отпустить. До суда удалось довести лишь нескольких не самых главных фигурантов. И то только одного из них — Новикова Висруди — в декабре 1996 года Салман Радуев предложил обменять на трех плененных пензенских омоновцев, что и было сделано по акту обмена. А ведь можно было обменять и других, но боевиков отпустили в Москве, а омоновцев расстреляли в Чечне. Поэтому я вступил в борьбу с Патрушевым Н.П., а также бывшими директорами ФСК-ФСБ РФ Барсуковым М.И. и Ковалевым Н.Д., которые блокировали мою работу по надуманным основаниям служебного разбирательства, которое внутри ведомства продолжалось почти 2 года, т.е. до мая 1997 года.

Сразу же после начала служебного разбирательства мне дали приказ уничтожить материалы и по ДОР "Братаны", чтобы скрыть преступления, совершаемые сотрудниками ФСБ РФ.

Но я очень надеялся на справедливость служебного разбирательства, предоставив конкретные документы и факты о преступной деятельности не только разрабатываемых, но и тех, кто их прикрывал. Те, кто подлежал увольнению за свои злодеяния, знали об этом и мне неоднократно заявляли, что за ними стоят генералы, с которыми делятся деньги за "крышевание", поэтому все равно я буду уволен. В это же время (1995 — начало 1996 г.) была получена информация о поступлении на службу в ФСБ РФ на офицерские должности ряда представителей преступных группировок. За немалые деньги сотрудниками стали члены "солнцевской", "подольской" ОПГ и др. В то же время было уволено множество честных и порядочных сотрудников, служивших еще в КГБ СССР, профессионалов, принципиально боровшихся с преступностью и имевших за это боевые награды. Численность таких увольнений исчислялась десятками только из Центрального аппарата. Директор ФСБ РФ Ковалев Н.Д., начальник УСБ ФСБ РФ Патрушев Н.П., начальник Управления кадров Соловьев творили что-то невероятное. Поэтому еще в ходе служебного разбирательства я начал поднимать (как сотрудник Управления собственной безопасности) проблему связи организованной преступности с органами ФСБ РФ и ротации "бандитских кадров" на должности в органы безопасности, которая почему-то вызывала явное неудовольствие у Патрушева Н.П.

В начале ноября 1996 года я получил очень конкретную и подробную информацию о нелегальных поставках самолетами партий оружия на Северный Кавказ. Пути шли через осетинский аэродром г. Беслана, а далее через Ингушетию в Чечню и другие районы Кавказа. Эту информацию также было велено "похоронить", ибо за этими делами снова "торчали уши ФСБ РФ", а меня велено было срочно уволить.

В целом, видя бесперспективность своей работы, ради которой я столько учился и в которой был весь смысл моего нахождения в ФСБ РФ, в апреле 1997 года я вынужден был подать рапорт об увольнении. Тем более что к этому времени сразу же подвели результаты служебного разбирательства. Ничего противоправного в моих деяниях не нашли, но приказ от 8 апреля 1996 года о наказании и задержании с поличным при вымогательстве с банка "Сольди" денежных средств полевых командиров С. Радуева отменить не захотели.

2. В конце апреля — начале мая 1997 года, написав рапорт об увольнении, я подал исковое заявление в Московский гарнизонный военный суд на незаконность моего наказания за задержание в Москве полевых командиров С. Радуева. В числе ответчиков выступали аж 3 (три) генерала армии: Барсуков М.И., Ковалев Н.Д., Патрушев Н.П. Кроме того, я ставил вопрос о сращивании органов госбезопасности с оргпреступностью. Представлял в суд и сохранившиеся материалы по ДОР "Братаны", и по оружию в Беслан, и многие другие.

Помимо этого, я написал письмо Президенту России Ельцину Б.Н. о преступных тенденциях в работе руководства ФСБ РФ, о неблагоприятной кадровой политике. Это письмо в начале 2000-х годов было опубликовано в книге А.В. Литвиненко "Лубянская преступная группировка" или "ФСБ взрывает Россию" (сейчас точно не помню).

Так как и в период служебного разбирательства, и во время суда в Московском гарнизонном военном суде (по моему иску) я поднимал вопросы преступности в среде ФСБ РФ, то это вызывало гнев ее руководителей. На меня начали организовывать покушения и устраивать различные провокации.

Так, в августе 1996 года, когда я написал очередной рапорт на имя Директора ФСБ РФ Ковалева Н.Д. в целях проверки, по каким причинам были отпущены боевики-убийцы, на меня было совершено нападение. 23 августа 1996 года при следовании на службу мою автомашину прижали к обочине незнакомые мне лица на двух автомашинах. Когда я вышел, чтобы узнать, что им нужно, я подвергся избиению тремя лицами, которые сразу же попытались проникнуть в салон автомашины и похитить сумку с документами. Хотя мне сильно рассекли губу, я в завязавшейся драке уложил всех троих и уехал на работу, а оттуда в поликлинику накладывать швы. Уже в 1999 году я узнал, что нападением по заданию Управления ФСБ РФ по г. Москве и Московской области (одно из четырех подразделений, которое вело на меня разработку в ходе служебного разбирательства) занимался Черногоров Борис Сергеевич, бывший сотрудник ГРУ, обладатель черного пояса по карате, в настоящее время проживает в районе Солнцево г. Москвы.

20 декабря 1996 года в г. Москве в 19-20 часов по ул. Наташкинская (это Борисовские Пруды) был убит при многих свидетелях подполковник ГРУ Игорь Постовитюк. ФСБ РФ и ГРУ (адмирал Константинов) по сговору с Чаловой Екатериной (предприниматель, фирма "Чинемо +") и какими-то чеченцами (ее "крыша" совместно с ГРУ) указали на меня как на убийцу. Свидетелей-очевидцев при этом спрятали, а меня требовали арестовать. Помогли два обстоятельства:

1) 20 декабря — День ЧК, и мы всем коллективом (более 40 человек) вместе отмечали этот праздник после работы в центре Москвы аж до 22 часов;

2) был найден настоящий убийца Постовитюка.

Причина подставы: мои ноябрьские рапорта и справки об огромнейших нелегальных поставках оружия на Северный Кавказ и причастность к этим поставкам сотрудников госбезопасности.

Уже после подачи иска в суд, а также опубликования статьи в газете "Комсомольская правда" под названием "Генштаб помогал дудаевской мафии" от 12 мая 1997 года, а также моих выступлениях по "Радио России", руководство ФСБ РФ на очередной коллегии поставили задачу добиться возбуждения в отношении меня уголовного дела за разглашение гостайны (засекретили факт освобождения полевых командиров) при обращениях в суд, Генеральную прокуратуру РФ и Государственную Думу. Особо добивался решения вопроса о возбуждении дела перед Главной военной прокуратурой начальник ДПУ ФСБ РФ Дёмин Ю.Г. (ныне делегирован ФСБ РФ на пост заместителя министра юстиции РФ). Тем не менее тогда ГВП отказалась удовлетворить бредовые претензии ФСБ и Дёмина Ю.Г. лично. Тогда была совершена первая гнусная провокация, связанная с подбрасыванием мне оружия. 31 июля 1997 года по ул. Гончарной недалеко от метро "Таганская" бандгруппой Межоева был совершен разбойный налет на один из офисов фирмы, занимающейся сбытом компьютеров. В результате налета два милиционера были убиты и один тяжело ранен. Меня по наводке ФСБ РФ в тот вечер около станции метро "Калужская" задержала милиция. Всё обыскали, даже пепельницу вывернули, высыпав содержимое на чистый лист бумаги. В отделении милиции продержали до двух часов ночи. А когда я отъехал от ОВД и стал поправлять заднее сиденье, которое почему-то до конца не опускалось, то обнаружил там автомат Калашникова без приклада, с удлиненным стволом и двумя рожками с патронами, которые были перевязаны между собой синей изолентой — это "афганский" вариант. Так как я вовремя обнаружил автомат, то в ту же ночь от него избавился.

Отмечу, что когда я попытался поднять эту историю (там были свидетели), то в Московской окружной военной прокуратуре прокурор Муженский мне сказал, что если я попробую расследовать этот факт, то они меня обязательно посадят в тюрьму за незаконное приобретение и ношение (?!) огнестрельного оружия.

Так как в указанное время полным ходом шел гражданский процесс по моему иску, вызывались свидетели, я оглашал ряд документов о противоправной деятельности Патрушева Н.П., то во второй половине 1997 г. — нач. 1998 г. в отношении меня планировалось еще ряд покушений, чтобы "заткнуть мне рот". Лично мне к настоящему времени известно о четырех таких покушениях и одной планировавшейся провокации по подбросу мне пистолета или гранаты. Проводились они по указанию Патрушева, Ковалева, Макарычева, т. е. генералов ФСБ РФ. Исполнителями должны были выступать и снайперы, и сотрудники спецподразделения ФСБ — УРПО в форме ГАИ.

О последнем из известных в апреле 1998 года поведали корреспонденту ОРТ Доренко непосредственные исполнители Гусак, Литвиненко, Понькин, а также Щеглов, Латышонок, Круглов, Скрябин и др.

Следует заметить, что если бы в Государственной Думе была создана общественная комиссия по расследованию фактов убийств и иных преступлений, совершенных и готовившихся сотрудниками УРПО ФСБ РФ и другими подразделениями — это т.н. "Дело по покушению на Березовского Б.А.", то стране и ее гражданам удалось бы избежать ряд бед, а может, не случилось бы и взрывов домов. Откровения сотрудников ФСБ РФ на пресс-конференции в "Интерфаксе" 17 ноября 1998 года лишь приоткрыли завесу и подтвердили тот факт, который я озвучивал в ходе судебного разбирательства в период с декабря 1995 г. по 1 апреля 1998 года, — факт применения в работе сотрудников ФСБ РФ методов бандитизма, убийств неугодных и террора. Вдохновителями и проводниками этих идей были руководители ведомства, включая Ковалева Н.Д., Патрушева Н.П., Хохолькова Е.Г. (начальник УРПО ФСБ РФ) и некоторых других. Мало кто обратил внимание, что в качестве реальных и потенциальных жертв по делу проходил не один десяток людей, а Березовский Б.А. в то время являлся секретарем СНГ — высоким должностным лицом государства, поэтому его именем и было озвучено все дело. Лично я в то время (параллельно с гражданским процессом) возглавлял следственное подразделение Управления ФСНП РФ по Московской области — должность генеральская. И дело по факту покушения на меня (расследовалось в рамках "дела по покушению на Березовского Б.А., хотя последнего я в то время и не знал) было прекращено не потому, что информация не подтвердилась, а по той причине, что меня так и не убили, я остался жив, а следовательно, не наступили последствия. А факт готовившегося покушения подтверждался огромнейшим количеством конкретных материалов.

Если когда-либо будет поднято из архивов "Дело по факту покушения на Березовского Б.А.", то граждане России смогут увидеть масштаб выращивания преступности в среде ФСБ РФ во второй половине 90-х годов — начале 2000-х гг. Одну из причин такого явления я неоднократно озвучивал в суде: при Ковалеве и Патрушеве были уволены почти все сотрудники-профессионалы, а новые работники, в основном из вояк, не знали, как реализовать оперативные материалы, поэтому шли на насильственные и провокационные методы. Кроме того, они не умели проверять получаемую информацию на подлинность и достоверность. Одни записывали различные слухи, чтобы показать значимость своей работы, а вторые докладывали это "фуфло" как установленный факт. И начинался произвол в отношении чаще всего невиновных.

1 апреля 1998 года Московский гарнизонный военный суд вынес решение, что 8 февраля 1996 года я был наказан незаконно. Гражданское дело у трех генералов армии (Патрушев, Ковалев, Барсуков), несмотря на все провокации и силовые акции в отношении меня, я выиграл. Было доказано, что руководителями ФСБ РФ чинился произвол. Однако от мести за проигрыш они не отказались. Уже в конце апреля 1998 года мне был подготовлен для подброса пистолет ПМ серии РФ № 7195. Готовились и иные провокации.

В период моей службы в налоговой полиции (январь 1998 г. — август 2000 г.) со стороны ФСБ РФ постоянно шел прессинг на УФСНП РФ по Московской области. Мне не утверждали продвижения по службе и поощрения за достигнутые результаты в работе по сбору налогов. Моих посетителей снимали на видеокамеру, а иногда тайно задерживали и выясняли, в связи с чем они ко мне приходят. Безосновательно мне было задержано присвоение очередного звания. Из-за необоснованных преследований, мешавших исполнению служебного долга, я вынужден был уволиться и из налоговой полиции.

В январе 2001 года я стал адвокатом Московской коллегии адвокатов "Межрегион".

3. Как адвокат в 2001 году я стал представлять интересы потерпевших от взрывов домов в сентябре 1999 года. В ФСБ РФ очень болезненно восприняли этот факт, испугавшись, что я смогу докопаться до истины. А то, как было совершено преступление в нашей столице, и то, как оно вяло и нецеленаправленно расследовалось, а также создание вокруг него ореола незаконной (в нарушение ст. 7 Закона РФ "О государственной тайне") секретности вызывало ряд вопросов к органам ФСБ РФ. Ясно было видно, что ФСБ РФ имела реальные возможности для быстрого раскрытия этого злодеяния, но не заинтересована была сделать это.

Как представитель потерпевших — сестер Морозовой Т.А. и Морозовой Е.А., мать которых погибла при взрыве дома по ул. Гурьянова, я стал сотрудничать с Общественной комиссией по расследованию обстоятельств взрывов домов в г.г. Москве и Волгодонске, работавшей в Государственной Думе под руководством С.А. Ковалева. В это время мне стали поступать прямые угрозы, адресованные из ФСБ РФ, что если я буду продолжать сотрудничать с комиссией Ковалева С.А. и буду продолжать "лезть в дело по взрывам домов, докапываться до истины", то меня либо убьют, либо посадят в тюрьму. Меня эти угрозы не столько испугали, сколько возмутили, ведь речь шла о розыске, установлении тех, кто убил путем взрывов десятки невинных людей! Я продолжал сотрудничать с комиссией Ковалева С.А., подружился с членом этой комиссии Юшенковым С.Н., который очень активно работал по установлению истинных виновников трагедии.

В 2001 г. мне на спортивной автомашине "Тойота-Селико-Супра" были умышленно откручены на одной из стоянок 4 болта на заднем колесе в расчете на автокатастрофу. На Кремлевской набережной при остановке на светофоре колесо отвалилось. Меня и спасло то, что все произошло именно при остановке, а не на скорости.

В ноябре 2001 года я дал интервью 4-му каналу французского телевидения по сомнительным фактам в расследовании уголовного дела о взрывах домов. Агент УСБ ФСБ РФ Шебалин В.В. тут же сообщил, что в ФСБ считают, что я являюсь агентом французской спецслужбы СИС.

В декабре 2001 года я выступил в программе "Черный квадрат" по RenTV, рассказав о сомнительных моментах, связанных с расследованием взрывов домов в Москве, и плохих организаторских способностях как руководителя ФСБ Патрушева Н.П. После этого мне были подброшены патроны в снимаемую квартиру, проведен обыск силами Главной военной прокуратуры и возбуждено уголовное дело.

Чтобы "подвязать" патроны к ФСБ и Главной военной прокуратуре и создать повод для обыска, из ФСБ РФ в адрес ГВП перед обыском было направлено письмо, что якобы я по поручению Литвиненко А.В. и Березовского Б.А., находящихся в Лондоне и сотрудничающих с английской спецслужбой МИ-5, должен собрать компромат на ФСБ РФ в ходе изучения уголовного дела по взрывам домов, что якобы я уже собрал для них ряд материалов, которые намереваюсь переправить Литвиненко. На этой "липовой" информации были возбуждены также уголовные дела по ч. 1 ст. 283 УК РФ (разглашение гостайны), ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление служебным положением) и другие. Но вскоре выяснилось, что все основания выдуманные и ничего не имеющие общего с истинным положением дела.

В августе 2002 года я получил множество информации от бывших негласных источников о концентрации в Москве вооруженных чеченцев и о появлении в столице полевого командира Салмана Радуева, известного террориста по прозвищу "Абдул" или "Абдул-кровавый", который в начале 1996 года, будучи отпущенным по указанию Патрушева Н.П., рванул в Турцию и находился там. Эту информацию я передал в первых числах сентября 2002 года в ФСБ РФ через их агента Шебалина, состоявшего на связи у сотрудника УСБ ФСБ РФ Парамонова из 2-й службы, возглавляемой Фоменко. Тогда же я передал через Шебалина В.В. несекретную справку о преступной деятельности "Абдула" и его сообщников еще в 1995 году. Однако вместо благодарности меня стали упрекать в том, что я разгласил через Шебалина сведения, составляющие гостайну. Если бы власти отреагировали не амбициями, а нормальной оперативной смекалкой, то, возможно, "Норд-Оста" и не было бы. А так напрашивается вывод, что теракт в Театральном центре на Дубровке готовился с ведома ФСБ РФ, а возможно, и при участии их агентуры.

Осенью 2003 года я должен был получить допуск к уголовному делу в отношении Крымшамхалова и Деккушева, которое должно было начаться слушанием в Московском городском суде, где я представлял интересы упомянутых ранее сестер Морозовых. Меня на протяжении длительного времени старались не допустить к этому делу как ФСБ РФ, так и Генеральная прокуратура РФ. Суд вынужден был бы в соответствии с УПК РФ дать мне возможность знакомиться с материалами дела в части и присутствовать в суде, задавать вопросы обвиняемым. Чтобы этого не было, ибо я мог узнать многое об этом загадочном деле, ФСБ РФ и прокуратура пошли на открытую провокацию: мне на посту ГИБДД была брошена в салон автомашины сумочка с пистолетом ПМ, когда я следовал с одним из подзащитных со следственных действий из УВД гор. Дмитрова Московской области, после чего я был арестован без каких-либо предварительных проверок и помещен в тюрьму.

В тюрьме без каких-либо конкретных доказательств моей вины я задерживаюсь до сих пор, вопреки всем федеральным законам России и международным нормам права.

М.И. Трепашкин
15 марта 2005 года

Ярлыки:

28.12.03

Открытое письмо. Декабрь 2003

Письмо, написанное Михаилом Трепашкиным в декабре 2003 г. в камере следственного изолятора № 3 (Москва, ул. Матросская Тишина)

В июле 2003 года я получил вызов юридической фирмы Англии, представляющей интересы Березовского Б.А. в суде о его экстрадиции в Россию по запросу Генеральной прокуратуры РФ. В соответствии с этим вызовом меня просили прибыть в Англию и выступить в качестве свидетеля преследований Березовского Б.А. в России со стороны Путина В.В. как Президента Российской Федерации, а также со стороны ФСБ РФ и Генеральной прокуратуры РФ.

Так как я находился в соответствии со ст. 102 УПК РФ на подписке о невыезде, т.е. у меня было обязательство "не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда", то я сразу же письменно запросил разрешения судей Кудашкина М.В., а затем Седова С.П. о разрешении на выезд в суд в г. Лондон. Судья Московского окружного военного суда Седов С.П. еще в сентябре 2003 года отказал мне в разрешении на выезд в Лондон для участия в процессе по экстрадиции (выдаче) Березовского Б.А. По этой причине я больше и не пытался выехать за границу, хотя заграничный паспорт у меня постоянно на руках.

Абсолютно точно установлено по делу, что в связи с началом процесса в отношении Крымшамхалова и Деккушева, связанного со взрывами домов в гор. Москве, директором ФСБ РФ была дана команда любыми путями, вплоть до провокации, устранить меня от ознакомления с материалами указанного дела и не дать участвовать в процессе. По этой причине была устроена провокация по выводу меня в Дмитровский район, подбрасыванию оружия и аресту. На суд оказывалось давление со стороны ФСБ РФ.

1 декабря 2003 года под давлением ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры судья Московского окружного военного суда Седов С.П. арестовал меня в третий раз. В качестве обоснования ареста было указано на три обстоятельства:

а) "Имеющиеся в материалах дела документы о вызове Трепашкина М.И. в Англию свидетельствуют о том, что, оставаясь на свободе, он может скрыться от суда".

Таким образом ФСБ РФ решила отомстить мне за готовность выступить в качестве свидетеля по делу Березовского и одновременно не допустить к участию в процессе по взрывам домов.

Обратите внимание, что ранее вызов не служил основанием для изменения меры пресечения и даже 3 ноября 2003 года тот же судья Седов С.П. писал, что оснований для изменения подписки о невыезде на арест не имеется.

Попросила ФСБ РФ судью Седова С.П. - и сразу все стало трактоваться по-другому;

б) вторым основанием для заключения меня под стражу явилось то, что я общаюсь с прессой. В качестве обоснования этого пункта представитель ФСБ РФ в суде Шелег В.С. и прокурор Пайгин Р.Ф. принесли статью Латышевой М. в газете "Версия" ("Беззащитный адвокат"). Эта статья, а также другие публикации в СМИ были истрактованы как продолжение заниматься преступной деятельностью, т.е. разглашать гостайну по взрывам домов и т.п.;

в) третьим основанием судья Седов С.П. посчитал провокацию в г. Дмитрове, указав, что я при этом нарушил подписку о невыезде и совершил новое преступление. Хотя все понимали, что это не так и что есть указание "сверху".

Ведь подписка как мера пресечения запрещает покидать место жительства, но не покидать квартиру, город. Суть подписки - найти человека в любое время. Я был на связи, выехал по работе за город и на непродолжительное время. Никто меня не искал и никуда не вызывал. Подписка не запрещает выезд за пределы Москвы. Это грубая заказная натяжка.

Меня решили держать под стражей, пока не завершится процесс по взрывам домов и "Норд-Осту".

В изоляторах, в том числе и в ИЗ-77/1 "Матросская Тишина", мне не дают возможности даже писать: помещают в переполненные камеры, где даже присесть негде, люди сидят по очереди в несколько смен. Это письмо пишу прямо на коленях, присев на корточки, поэтому и почерк неразборчив.

Когда начал знакомиться с материалами уголовного дела в Московском окружном военном суде, то узнал, по каким причинам в отношении меня возбуждено уголовное дело.

Изложу коротко, тезисами.

Причина: якобы я по заданию Литвиненко А.В. и Березовского Б.А. устанавливал контакт со спецслужбами Англии, намереваясь использовать материалы уголовного дела по взрывам домов в целях компрометации ФСБ РФ. В этих целях я собрал материалы, которые намеревался вывезти Литвиненко в Лондон. ФСБ РФ (точнее, УСБ ФСБ РФ) написала в Главную военную прокуратуру письмо, которое подписал начальник УСБ ФСБ РФ Анисимов, в котором они потребовали провести у меня обыск и возбудить уголовное дело.

Источник информации УСБ ФСБ РФ: В основу информационного письма положены агентурные сообщения Шебалина Виктора Васильевича, агента УСБ ФСБ РФ (с его же слов), 1955 г. рождения, проживающего по адресу: гор. Москва... (адрес на сайте не публикуется). Как следует из письма УСБ ФСБ РФ (том 1, л.д. 3-4), именно Шебалин установил, что Литвиненко и Березовский установили отношения со спецслужбами Великобритании и фактически стали на них работать. Ранее Шебалин работал на Березовского, но обиделся на него, что тот не дал ему 45 000 долларов США на лечение больной дочери, поэтому поклялся, что посадит Березовского, Литвиненко и всех лиц, причастных к ним. После этого он "липовал" материалы по делам Литвиненко, Аминова, Трепашкина, а также по Фельштинскому, Патаркацишвили и многим другим. При этом Шебалин явно "липует" материалы, а в ФСБ РФ рады такой липе.

Ярлыки:

30.11.03

Открытое письмо. Ноябрь 2003

Президенту
Российской Федерации
Путину В.В.

Генеральному прокурору
Российской Федерации
Устинову В.В.

Председателю Верховного суда
Российской Федерации
Лебедеву В.М.

Министру юстиции
Российской Федерации
Чайке Ю.Я.

Директору ФСБ РФ
Патрушеву Н.П.

от Трепашкина Михаила Ивановича,
адвоката Московской коллегии адвокатов "Межрегион",
ветерана военной службы, пенсионера ФСБ РФ,
полковника запаса, незаконно арестованного
Дмитровской городской прокуратурой Московской области
и содержащегося под стражей в ИВС Дмитровского УВД
с 22 октября 2003 года


22 октября 2003 года я как адвокат был вызван следователем СУ УВД гор. Дмитрова Московской области для участия в производстве следственных действий вместе с моим подзащитным Борисовым М.Л.

На обратном пути нас стали преследовать две автомашины. Около поста КПМ на 47-м км Дмитровского шоссе нас остановили сотрудники ДПС в форме и гражданские лица (более десяти человек). Сотрудники ДПС заявили, что в моей автомашине перевозится оружие, о чем к ним поступила ориентировка, в связи с чем машину нужно обыскать. При первом осмотре автомашины, проводившемся без понятых, в ней ничего обнаружено не было. При повторном осмотре, который корректировали из следовавшей за нами автомашины сотрудники ФСБ РФ, в салон автомашины была подброшена сумочка с пистолетом ПМ и 7 патронами. Очевидцы происшедшего, это 3 сотрудника ДПС и 2 понятых, будучи допрошенными по делу, показали, что сумочка именно упала, а не лежала в каком-то конкретном месте. Я видел, что ее бросили в салон во время обыска автомашины.

Под давлением сотрудников ФСБ РФ и прокуратуры гор. Дмитрова судья Дмитровского городского суда Иванов А.И. на сомнительных основаниях принял решение о заключении меня под стражу. 31 октября 2003 года судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда признала мой арест незаконным и указала на необходимость освобождения меня из-под стражи. По УПК РФ освобождение из-под стражи производится немедленно.

Однако, вместо немедленного исполнения вступившего в силу решения суда, под давлением сотрудников ФСБ РФ прокурор г. Дмитрова Теплова, заместитель прокурора Шляндин Е.А. и следователь той же прокуратуры Шевяков В.Ю. возили меня из изолятора в изолятор, чтобы умышленно не исполнять кассационное определение Мособлсуда, чтобы оно "погонялось" за мной, а потом договорились с судьей Дмитровского горсуда Скворцовым В.П., чтобы он без дополнительных обстоятельств и дополнительных доказательств повторно (!) меня арестовал 5 ноября 2003 года, после 5 суток незаконного нахождения меня под стражей.

Подобные действия не только нарушают мои права как адвоката, гражданина и человека, но и содержат в себе признаки уголовно наказуемых деяний.

Замечу, что подобные случаи нарушения прав адвокатов в связи с их профессиональной деятельностью, нарушения прав граждан России стали приобретать систематический характер, они стали явью нашего государства. И нужно немедленно останавливать развитие подобных явлений. Органы ФСБ РФ, пользуясь тем, что их бывший руководитель стал Президентом России, идут на грубые нарушения прав граждан, на явные гнусные преступления, влияют на прокуратуры и суды, оставаясь при этом безнаказанными. За счет этого наше общество становится порочным. Вырисовываются признаки хунты.

Как гражданин России, как человек, прослуживший на благо Отчизны более 25 лет, награжденный медалью "За отвагу" и другими правительственными наградами, участник дальних походов на атомных подводных лодках, как защитник прав граждан, как многодетный отец прошу Генерального прокурора России, Председателя Верховного суда Российской Федерации, Министра юстиции РФ, Директора ФСБ РФ дать правовую оценку действиям своих подчиненных и на примере моего дела показать, что они не одобряют подобной вакханалии в обществе, отрицательно сказывающейся на авторитете прокуроров, судей, честных сотрудников ФСБ РФ, на авторитете власти и ее лидера - Президента России Путина В.В.

Если же Вы откажетесь вмешаться в возникшую ситуацию, я буду расценивать это как одобрение подобных явлений в обществе и нарушений прав граждан, в связи с чем буду взывать к мировой общественности и суду в Страсбурге.

Адвокат М.И. Трепашкин

Ярлыки:

21.04.03

Письма друзьям

В шоке от убийства Юшенкова Сергея Николаевича. Уверен, что это дело рук властей и что преступников искать не будут. Или найдут какого-нибудь больного "козла отпущения". Печально.

Хозяйку квартиры, где я временно проживал, запугали ФСБ и ГВП, что я могу взорвать ее квартиру, поэтому она нас выгнала и я должен был срочно подыскивать квартиру и переезжать. Интернет не работал. Только сейчас подключил.

18 апреля 2003 года я в Московском окружном военном суде добился отмены решения судьи Московского гарнизонного военного суда Краева А.В. (лишал меня права на реабилитацию по незаконно возбужденным уголовным делам) и возвращения материалов для повторного рассмотрения. Удалось доказать, что в постановлении суд указал сведения, не соответствующие материалам дела.

Трепашкин

Ярлыки:

05.05.97

Письмо Б.Н. Ельцину

Президенту Российской Федерации
Ельцину Б. Н.

От сотрудника ФСБ РФ
подполковника юстиции
Трепашкина Михаила Ивановича,
проживающего по адресу:
117602, гор. Москва, ул. Академика Анохина,
дом 6, корпус 4, кв. 824.
Тел.: 399-70-92 (дом.), 224-29-92 (сл.)


О противоправной деятельности
ряда должностных лиц ФСБ РФ



Уважаемый Борис Николаевич!

Обстоятельства вынуждают обратиться лично к Вам в связи с тем, что Директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации генерал-полковник Ковалёв Н.Д. и другие руководители ФСБ РФ не принимают мер по проблемам государственной безопасности России, поднятым мной в рапортах и заявлениях, которые я направлял им, начиная с марта 1996 г.

Организованные преступные группировки на протяжении последних лет всеми путями стремились проникнуть в ФСБ РФ. Вначале наиболее распространенной формой было установление отношений с отдельными сотрудниками ФСБ РФ и занятие преступной деятельностью под их прикрытием ("крышей"). А затем эти группировки перешли на путь делегирования своих членов в ряды ФСБ РФ. Поступление на службу идет через знакомых им работников кадровых аппаратов и руководителей подразделений.

Особенно активно проникновение членов преступных группировок в ряды ФСБ РФ шло при Барсукове М.И. и Ковалеве Н.Д. При этих руководителях был принят на службу ряд членов солнцевской, подольской (в частности, Кузовкин В.А. - на должность начальника направления 3 отдела УЭК) и других преступных группировок. Для обеспечения их безопасности на ключевые посты выдвигались "свои люди".

В то же время был необоснованно уволен ряд профессионалов с большим опытом оперативной работы. Все это происходило при попустительстве бывшего сотрудника кадрового аппарата Патрушева Н.П.

Действия руководителей ФСБ РФ Барсукова, Ковалева, Патрушева направлены на то, чтобы выжить профессиональных работников из системы ФСБ РФ в угоду криминальным элементам. Так, Патрушев, будучи назначенным на должность начальника Управления собственной безопасности ФСБ РФ, вместо борьбы с преступными группировками начал преследовать сотрудников ФСБ - профессионалов с большим опытом борьбы с преступностью, заставил их уволиться из органов безопасности. В связи с этим в Управлении прекратилась реализация дел на вооруженные преступные группировки.

В настоящее время начальник Управления собственной безопасности ФСБ РФ Патрушев переведен на должность начальника Организационно-инспекторского управления ФСБ РФ, а вместо него Ковалевым на эту должность назначен Зотов, о связи которого с криминальными структурами в ФСБ поступало немало информации. До этого назначения Зотов курировал Антитеррористический центр, не имеющий практически реализаций дел оперативного учета, в то время как кругом совершались и совершаются террористические акты, а в незаконном обороте только в гор. Москве находится большое количество оружия и боеприпасов. Именно Зотов приложил немало усилий для блокировки в декабре 1995 года разворота дела по чеченской организованной преступной группировке (ОПГ). По оперативным источникам, Зотов получил в качестве подарка от одной из группировок автомашину "Джип" иностранного производства, которую продал при назначении на генеральскую должность, чтобы скрыть указанный факт.

Ковалевым на генеральские должности назначен ряд сотрудников не по профессиональным качествам и не по боевым заслугам, а по признакам знакомства и преданности Директору. Так, в августе 1996 года в системе ФСБ РФ было создано Управление перспективных программ. В это управление, подчиненное непосредственно Директору ФСБ РФ Ковалеву, было переброшено из других подразделений значительное число профессионалов. Однако никто в ФСБ не знает, для чего Ковалев держит это подразделение, так как до сих пор не определены цели и задачи Управления, а также функциональные обязанности его сотрудников. Практически Управление перспективных программ ФСБ РФ не занимается борьбой с преступностью, а обеспечивает безопасность негосударственных структур (например, ассоциации "Стелс" и др.). Тем не менее на генеральские должности в УПП были назначены приятели Ковалева - Хохольков, Степанов и Овчинников. Первые двое уже получили генеральские погоны. Причем Хохольков и Овчинников ранее являлись объектами разработок УСБ ФСБ РФ. Первый поддерживал тесные отношения с бандитами, получал от них денежные вознаграждения, что позволяло ему за один вечер проигрывать в казино до 25.000 долларов США. Через начальника отдела кадров Управления по борьбе с терроризмом Овчинникова (по показаниям арестованного диверсанта Хатковского И.) еще в 1993 году спецслужбы ГУНБ Армении внедряли своих сотрудников в ФСБ РФ.

Известный в РУОП ГУВД гор. Москвы бандит Стальмахов в беседе с одним из источников заявил, что с 1993 года членами его группы, в которую входит ряд бывших сотрудников КГБ СССР, совершается контрабанда товаров. Прикрывают же их преступную деятельность за денежные вознаграждения высокопоставленные сотрудники ФСБ РФ, включая генералов УЭК Порядина и Кононова, генерала УФСБ по гор. Москве и Московской области Трофимова, о чем Директор ФСБ РФ Ковалев Н.Д. осведомлен. В феврале 1994 года мною как старшим следователем по особо важным делам Следственного управления МБ РФ было задержано 9 автомашин ("фур") с контрабандными товарами на сумму свыше 3 млн долларов США. Предпринятыми мерами со стороны указанных должностных лиц контрабанда была освобождена и сокрыта на заводе "Серп и молот", откуда затем незаконно реализована. На меня же был инспирирован ряд заявлений о вымогательстве, что не позволило мне работать по выявлению указанной контрабанды.

Беспокоят также факты утечки оперативной информации из ФСБ РФ в криминальные структуры.

Руководители ФСБ РФ Ковалев Н.Д. (а до него Барсуков М.И.), начальники управлений Патрушев и Зотов блокируют работу по пресечению преступной деятельности организованных группирований, совершающих тяжкие преступления, в частности, по пресечению преступной деятельности чеченцев в гор. Москве.

Так, например, в конце 1995 года на основе собранной мною информации планировалась крупномасштабная акция против преступной деятельности "чеченской" организованной преступной группировки (ОПГ) в гор. Москве. В соответствии с этим планом 1 декабря 1995 года 4-м отделом РУОП ГУВД гор. Москвы совместно с 3-м отделом УСБ и 3-м отделом УЭК ФСБ РФ был проведен комплекс мероприятий, направленных на пресечение противоправной деятельности в гор. Москве "чеченской" ОПГ, возглавляемой чеченцами-дудаевцами Новиковым В.Д. (по прозвищу Герой) и Бахарчиевым И.Б. (по прозвищу Иса).

В ходе реализации имеющихся материалов в служебном помещении коммерческого банка "Сольди" при вымогательстве 1,5 млрд рублей и 30.000 долларов США были задержаны члены "чеченской" ОПГ Новиков В.Д., Бакаев Л.М., а также Азизбекян К.Н. - руководитель охранного предприятия "Кобра-9", начальник группы Генерального штаба Российской Армии полковник Голубовский Г.У., оперуполномоченный ОБПСЭ ГУВД Мосгорисполкома старший лейтенант милиции Угланов В.В.

Из числа лиц, осуществлявших прикрытие вымогателей на входе в банк, были задержаны члены ОПГ Ханшев Б.Б. и Айтупаев С.А., а также сотрудники МВД РФ старший оперуполномоченный ОЭП ГУВД гор. Москвы майор милиции Дмитриев Г.Ф., инспектор отдела ГАИ майор милиции Павлов В.И. (оба вооружены пистолетами ПМ) и прапорщик милиции Колесников И.А.

Во время допросов установлено, что существенную помощь в решении вопросов криминального порядка для данной ОПГ оказывал консультант Академии ГШ ВС РФ генерал-майор Тарасенко Ю.И., которому "Герой" ежемесячно выплачивал по 5-10 тыс. долларов США. Будучи допрошенным по делу, Тарасенко признал факты получения денежных вознаграждений от Новикова В.Д. и Азизбекяна К.Н., а также то, что он направлял на помощь "чеченской" ОПГ военнослужащих Генштаба и сотрудников милиции.

1 декабря 1995 года следственным отделом 3-го РУВД ЦАО гор. Москвы было возбуждено уголовное дело № 055277 по ч. 5 ст. 148 УК РФ.

В ходе первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что помимо вымогательства члены названной ОПГ совершали убийства в г. Москве и в Чечне, хранили оружие и боеприпасы на нелегальном складе в Подмосковье и переправляли оружие и боеприпасы с военных складов г. Электрогорска в районы боевых действий в Чечне.

Поскольку я был одним из руководителей операции, то мне отводилась немаловажная роль в раскрытии преступной деятельности чеченской ОПГ. Однако уже в начале декабря 1995 года меня отстранили от дела в связи с инспирированным служебным разбирательством и изъяли табельное оружие. Причины и основания проведения служебного разбирательства мне не известны до настоящего времени.

По окончании "служебного разбирательства" был издан приказ от 8 февраля 1996 года № 034 о моем наказании якобы за срыв операции, хотя в материалах уголовного дела № 055277, в письмах РУОП ГУВД гор. Москвы, 3-го РУВД ЦАО гор. Москвы, Тверской межрайонной прокуратуры гор. Москвы утверждается обратное.

Члены комиссий, ссылаясь на указания "сверху", сфабриковали заключение, расценив задержание опасных преступников как превышение мною должностных полномочий. Это обстоятельство послужило поводом для отстранения меня от работы по разоблачению деятельности преступных группирований.

По имеющимся оперативным данным, члены упомянутой преступной группировки для блокирования работы по делу выделили 100 000 долларов США, заявляя, что у них хватит средств, чтобы "купить и ФСБ, и МВД, и Министерство обороны".

Сотрудник ФСБ РФ подполковник юстиции
М.И. Трепашкин
5 мая 1997 г.

Ярлыки: